Власть вещей, или Повесть о ненайденных идеалах

Альберт Лиханов| опубликовано в номере №1339, март 1983
  • В закладки
  • Вставить в блог

Не надо, однако, думать, что, обращаясь к разомкнутому пространству, растущий человек обращается лишь только к организованной части окружающего его мира, хотя письма адресованы именно туда – не станешь же писать пьяному старикану, который произнес свою тираду в трамвайном вагоне и сгинул в неизвестность. Да, человек адресуется к организованной части разомкнутого пространства, а обращается к нему в целом. И организованный мир должен дать ему ответ, в том числе за мир неорганизованный – за весь мир.

На этом пока остановимся, подчеркнув одно важное обстоятельство: анонимное обращение к окружающему миру чаще всего отличается одной особенностью – предельной искренностью. Искренностью до дна.

Говорить здесь о мере искренности не приходится, потому что собственно инициативное обращение подростка ко всему миру, как правило, носит характер исповеди предельной откровенности.

Иначе говоря, подросток никогда – или почти никогда – не откроется так учителю или родителям, как открывается он в исповеди, не рассчитанной на конкретный ответ.

И все же – психологический парадокс – безусловно, рассчитанный на него.

Можно сделать вывод: педагогика разомкнутого пространства, педагогика окружающего мира, иначе говоря, педагогика в широком понимании предмета имеет возможность более глубинного, более искреннего – за порогом барьера искренности – познания ребенка, подростка, юноши. И в более широком смысле – познания детства, отрочества, юности, самых скользких их мест, самых сложных их противоречий, которые порой отражают и общественные противоречия того или иного этапа.

Так создается пространство для действия не одной лишь профессиональной педагогики. Возникает право – и обязанность – на воспитание педагогики общественной, народной. Не зря же кино и книга, телевидение и газета смело становятся без чьих-либо санкций непосредственной педагогической силой. И сила их воздействия ничуть не меньше, чем власть и опыт профессионального воспитателя.

Впрочем, это лишь прелюдия к одному юношескому откровению.

Письмо Игоря – без адреса, и, значит, он не ждет ответа.

Но можно ли промолчать, прочитав его?

 

Письмо, требующее ответа

«В наше – даже в мое – время возникло новое выражение: эквивалентная дружба. Дескать, ты мне, а я тебе, потому и дружим. А коли ты мне ничего дать не способен, чего же мне с тобой дружить, с какой стати? Можно найти друзей повыгоднее. Ну и что из этого?

Проблемой вещей хороших, импортных сейчас никого не удивишь. Кстати, хорошие книги сейчас тоже относятся к разряду вещей. Но вещи вещами, а желание хорошо одеться есть у каждого человека. Для молодежи это просто важная часть жизни. Например: старая проблема с джинсами. Как были ходовым товаром для спекулянтов, так и остались. Но вот вопрос: откуда они их берут? Не думайте, что они их привозят за тридевять земель. Постоянные «толкачи» просто имеют хороших знакомых среди «крупных рыб» импортных баз, орсов. Или вот, скажем, купил у меня сосед машину «Волга» за 9000 р., теперь она уже 15000 р. Пусть я получаю по среднему 174 р. в месяц, пусть трачу на еду 50 р. в месяц. Чтобы накопить деньги на машину, мне нужно работать 11,5 лет. А если учесть, что нужно одеваться, отдыхать, купить другие вещи? Срок возрастет до 25 лет – 1/3 жизни. Но вот глядишь кругом – все покупают что-то очень дорогое. А ведь и тебе тоже хочется. Духовной пищей никого не удивишь, да и где взять ее. Книги с рук дорогие. Откуда люди берут деньги, не с неба же? Заработаны честным трудом? Нет!

И сейчас я уже не верю ни в какие нравственные устои. Была у меня девушка из очень обеспеченной семьи. Знакомые у них все – «шишки». Отец ее прямо сказал: «Не ходи с ней, она тебе не пара, оборванец». А через неделю я ее увидел в машине одного пацана. Понимаете, папа ему на 16 лет подарил «Москвича». Мне на 16 лет «Москвич» не подарили. Не думайте, у меня есть и отец и мать. Но сейчас жизнь дорожает. Денег хватает в обрез. Тут не до «Москвичей».

С тех пор я злой на людей и могу совершить все, любой поступок. Я не верю, что кто-то стоит на истинно нравственной, бойцовской позиции. Я не верю людям.

 

Игорь Т., Уфа».

 

Смещение цели, или неодушевленные педагоги

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Сиренида

Фантастическая сказка

Пусть черпают из радости твоей

Рекомендуем молодому читателю книги Владислава Бахревского: