Воспитание трассой

Владислав Янелис| опубликовано в номере №1339, март 1983
  • В закладки
  • Вставить в блог

Несколько месяцев назад корреспонденты «Смены» вместе с бойцами Всесоюзного комсомольского ударного отряда имени XIX съезда ВЛКСМ высадились на трассе газопровода Уренгой – Ужгород. Местом, где добровольцам предстояло начать свою сибирскую биографию, стал поселок Белоярский Тюменской области.

Продолжая летопись отряда, наш журнал возвращается к своим героям, рассказ о которых «Смена» начала в № 14 за прошлый год.

Да, связи с Белоярским мы не теряли все это время. Ловили каждое сообщение, приходившее из поселка. Радовались, узнав о трудовой победе белоярцев, сдавших досрочно шестую очередь Ново-Казымской компрессорной станции. Об отряде все чаще говорили на совещаниях в Москве, руководители отрасли отмечали его рабочую организованность.

Однажды в редакцию заехал Анатолий Гулик, беспокойный командир украинского отряда, с обветренным лицом, отпустивший по трассовой моде бороду. Он рассказал о том, что в Белоярском создано комсомольско-молодежное строительное управление, что украинцы открыли счет комсомольским свадьбам и вообще ребят не узнать – «осибирились», закалились, в благоустроенном Белоярском им уже тесно, рвутся на трассу, где вот-вот будет закладываться новый поселок. Гулик, как всегда, спешил, он летел в Ереван добывать для стройки сварочные аппараты. А нам непередаваемо остро захотелось вновь ощутить рабочее биение трассы, поговорить с людьми, принявшими на себя ответственность за нее.

...Неблизкий путь, и вот мы на месте. В туманном белом мареве шли тягачи с металлоконструкциями, автокраны, вахтовые автобусы. И все туда, к строящимся КС, так называют здесь все компрессорные станции газопровода. Напрасны были наши опасения, что никого уже за поздним часом не окажется в головном белоярском тресте «Казымгазпромстрой». Его коридоры шумели многоголосием. По распахнутым полушубкам и обветренным лицам людей чувствовалось, что они с дальних объектов трассы, что не умеют делить день на время рабочее и нерабочее, если требуется решить неотложные вопросы.

В комитете комсомола треста напряжение и проблемы стройки ощущались по-своему. И секретарь комитета Сергей Потапенко был на месте в этот неурочный час.

Тогда, в мае, Сергею не повезло. Он приехал в Москву как представитель треста, чтобы принять 300 бойцов Всесоюзного ударного отряда, направлявшихся в Белоярский, и проводить их к месту работы. Но серьезно повредил ногу. И сидел в гипсе в поезде, не в силах без посторонней помощи даже выйти из вагона. Но мы никогда не видели Потапенко в поезде одного. Он всегда оставался комсомольским вожаком молодежи: рассказывал ребятам о задачах треста, который представлял и в который вливался отряд, знакомился с людьми, уже тогда присматриваясь к ним, намечал актив. Незадолго до новой нашей с ним встречи Сергей Потапенко приказом по тресту «Казымгазпромстрой» был назначен внештатным заместителем управляющего трестом «со всеми вытекающими отсюда правами». Акт признания авторитета комсомолии треста в лице ее вожака.

«Единственная привилегия»

Рассказывает Сергей Потапенко

– Мы, честно говоря, не предполагали, что отряд так быстро адаптируется. Я имею в виду адаптацию и физическую и психологическую. Ну, физическая – ладно. Большинство бойцов отряда не новички в работе, здоровье тоже подходящее, так что это понять можно. Больше боялись другого – начнут требовать для себя особых условий, деликатного подхода, критиковать наши и насаждать свои порядки. Этого не произошло. Ребята поняли, что звание бойцов ударного отряда имени XIX съезда ВЛКСМ обязывает их прежде всего трудиться честно и добросовестно там, куда направят, поняли, что авторитет отряда не вручается ему вместе с отрядным знаменем, что его еще надо заработать. И единственная привилегия отряда – требовать для себя дела. Ребята так и поступили. И зарабатывали авторитет. Построили шестую очередь Ново-Казымской компрессорной, несколько объектов соцкультбыта в Белоярском и в других поселках, заложили базу для Верхне-Казымской КС.

На одном отряд настаивал – сформировать свои комсомольские бригады, пусть не сразу, через какое-то время, когда бойцы получше войдут в курс дела, приобретут дополнительный навык. Теперь уже таких бригад несколько, и они вполне оправдывают звание комсомольско-молодежных.

Тут я отвлекусь. У нас был трудный год. И не все шло, как хотелось бы. Для того, чтобы сохранить темпы строительства, приходилось переводить людей с одного места на другое. А там порой не было ничего, абсолютно никаких удобств и толкового жилья тоже. И не всем это нравилось. Что ж – кое-кто не выдержал, уехал. Важно извлечь из этого урок.

Важно и другое: отряд, даже разбросанный по разным объектам, ни на один день не переставал действовать как единая нравственная, общественная, организующая сила. И импульсы этой силы ощущались в жизни поселка, трассы в целом. Действовала внеуставная отрядная комсомольская организация, слово которой часто было решающим. Белоярский Дом культуры в лице отряда получил могучее подкрепление. Среди бойцов оказалось много не просто людей талантливых сценически, но и способных взять на себя режиссуру того же вечера отдыха, организацию диспута или конкурса.

Спустя несколько месяцев после прибытия отряда его влияние в той или иной мере распространилось практически на все сферы общественной жизни. Двое бойцов стали депутатами окружного и районного Советов, несколько человек вошли в составы комитетов и бюро ВЛКСМ строительных управлений, возглавили штабы «комсомольских прожекторов». С приездом отряда заметно ожила спортивно-массовая работа среди молодежи треста.

Помню, прилетел как-то на один объект, там трудилась бригада штукатуров-маляров. Дело уже к вечеру. Иду к вагонному городку, а мне навстречу выскакивают на просеку несколько ребят в тренировочных костюмах. Я сначала не понял, что к чему. А увидел финишную ленту, догадался – соревнования. Оказалось, что вот уже второй вечер проводится организованная бойцами отряда олимпиада. По всем правилам. И ведь без всякого там указания.

И все-таки, возвращаясь к начальной теме нашего разговора, повторяю, во главу угла отряд поставил дело, свой профессиональный рост. Я мог бы назвать многих из тех, кто за это время проявил себя в самом лучшем смысле: больше половины бойцов отряда повысили свой рабочий разряд, овладели смежными специальностями, научились управлять новой сложной строительной техникой. Назову, пожалуй, только двоих, их рабочее лидерство бесспорно. Александр и Людмила Сомусевы. Муж и жена. Они бригадиры первых бригад отряда. Теперь, когда их знаю достаточно хорошо, я думаю, что они обязательно должны были оказаться на строительстве магистрали, здесь, в самой горячей ее точке. Они созданы для северной стройки, понимаете, на таких, как они, держится трасса, да считай, что любое большое дело.

...Мы познакомились с Александром Сомусевым в конференц-зале Миннефтегазстроя за несколько минут до начала встречи отряда с руководителями министерства. Сомусев уже избран командиром московского отряда, но ничего командирского, по крайней мере внешне, в нем не видно. Напротив, в манере держаться проскальзывала какая-то сдержанность, угловатость. Прежде он работал слесарем-монтажником 4-го разряда на строительстве олимпийских объектов, потом возглавлял комсомольскую организацию треста. Помню, в дороге его попросили выступить на одном из митингов (они стихийно возникали или планировались едва ли не на каждой крупной станции). Александр отказался: «Не умею. Вот чего-нибудь сделать – пожалуйста». Тогда подумалось: «Почему Сомусева избрали командиром?» Он, признаться, совсем не был похож на лидера в привычном понимании этого слова. Но чем больше мы за ним наблюдали, тем больше убеждались – стоящий парень.

Пусть Сомусев не оратор – не беда. В нем скрыта какая-то внутренняя сила, человеческая основательность. Он не прочь пошутить, уступчив, но крепко держится своего мнения, когда речь идет о чем-то серьезном. Он отлично знает строительное дело. И еще, это очень важно, Александр умеет работать с людьми, знает к ним подход, хотя никогда ни под кого не подлаживается. Он по-хозяйски расчетлив, скуп на эмоции, но способен на риск, если того требуют обстоятельства. Все эти качества и выдвинули Сомусева в бригадиры. Людмила Сомусева во многом походит на мужа.

Встретились мы с Александром на 7-й сдаточной очереди Ново-Казымской компрессорной станции. До пуска ее оставались считанные дни, работы невпроворот. Мы не стали отрывать его от дела. Просто наблюдали за работой бригады. Это была красивая работа, без суеты и спешки, слаженная и точная. Каждый знал свое дело, бригадира не дергали по пустякам, он сам оказывался в нужном месте, когда это необходимо.

В тот день бригада заканчивала монтаж воздухоохладительного устройства. Заканчивала намного раньше установленного срока. Разговаривали мы с Сомусевым уже в вахтовом автобусе по пути в Белоярский и потом в общежитии.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Сиренида

Фантастическая сказка