«Никто по ним не заплачет…»

Вилли Лютценкирхен| опубликовано в номере №1339, март 1983
  • В закладки
  • Вставить в блог

О горькой и страшной судьбе африканских племен, оставшихся в результате политики колонизаторов в стороне от нормального экономического и социального развития, обреченных на дикость и вырождение, рассказывается в этом очерке, опубликованном в западногерманском журнале. Свидетельства очевидцев, авторов очерка, настолько красноречивы, что вряд ли нуждаются в дополнительных комментариях. Обратим внимание лишь на такую деталь: попытки разжечь межплеменную рознь, используя племена, находящиеся на первобытной стадии развития, направлены против национально-освободительного движения, охватившего юг Африки, – это дьявольская модификация в современных условиях традиционной политики колонизаторов, выраженной в зловещей формуле «Разделяй и властвуй». «Пусть чернью убивают черных по команде белых» – так выглядит сегодня практика расистского режима ЮАР.

Итак, свидетельствует журнал «ГЕО»...

Свидетельствует пресса: «ГЕО», ФРГ

В Цау, на северо-западе Ботсваны, время близится к вечеру. Солнце низко стоит над бескрайней серо-желтой полупустыней. Где-то потрескивает костер. Редкие облака тянутся вдоль горизонта. Солнце медленно погружается в дымовую завесу, окрашиваясь при этом в грязно-желтый шар. Дневная жара мгновенно сменяется наползающей из засушливой саванны Калахари прохладой. Небо, совсем недавно ярко-синее, становится мрачно-серым. В деревне вспыхивают огоньки, все и вся скрывается в хижины. Цау кажется заброшенным, опустевшим.

Теперь наконец бушмены могут подойти к колодцу. Каждый вечер они стягиваются сюда, чтобы обеспечить себе необходимую порцию воды на следующий день. Им приходится долго ждать. Только когда банту, хозяева здешних мест, наберут воды, напоят ослов и рогатый скот, дозволяется подойти к воде и бушменам.

Несколько банту с откровенной неприязнью наблюдают за бушменами, наполняющими канистры и ведра солоноватой болотной водой. Вода отвратительная, но людям она жизненно необходима.

Когда мы угощаем бушменов сигаретами, банту бросают на нас враждебные взгляды. Робко, со смущенными улыбками бушмены закуривают сигареты, торопливо, жадно затягиваясь. В воздухе явственно ощущается напряжение. Банту подступают к нам. Один из них – молодой паренек – вырывает у бушмена горящую сигарету. Бушмены беспомощно отступают, потупившись.

Какой упадок! Еще четыреста лет назад эти же самые бушмены были единственными хозяевами всей Южной Африки. Но колонизаторы вытеснили их.

Лагерь бушменов расположен в сухой саванне, далеко за пределами деревни. Мы сопровождаем их туда, с трудом тащась по мучнистому песку. С нами идет черный переводчик, нанятый в миссии в Сеитве. Стоянка бушменов прямо в низком кустарнике. Здесь нет ни хижин, ни даже временных шалашей. Мужчины и женщины просто сидят на корточках на песке. Тут же, на кустах, висит жалкая утварь: горшки, пустые консервные банки, одежда, одеяла. Несколько коз, куры и собаки бродят по песку. У костра возится женщина в лохмотьях. В тени сидит старик. Негнущимися пальцами он запахивает рваную куртку.

Мы раздаем кое-какие подарки. Понемногу, со скрипом, завязывается разговор. Племя, узнаем мы, давно отказалось от кочевой жизни. В этих местах почти не найдешь больше диких животных, жалуется один старик. Он показывает давно не бывшие в употреблении лук и стрелы. Слишком многие охотились здесь с огнестрельным оружием. А у него лишь маленькие отравленные стрелы. С грустью он снова прячет их. В открытой саванне остается все меньше колодцев. Повсюду пасутся стада, так что бушменам не найти больше ни мелких зверушек, ни плодов.

– В саванне нас ожидают голод и жажда. Здесь есть вода, вот мы и живем здесь.

Конечно, бушмены работают, иначе им не дадут ни воды, ни пищи. В Цау они исполняют обязанности пастухов, подручных, носильщиков, батраков, слуг. Бушмены уже смирились со своим положением и не ропщут.

Такова участь всего коренного населения Южной Африки.

До того, как здесь появились белые пришельцы, бушмены вели кочевой образ жизни, занимались охотой и сбором плодов. От мыса Доброй Надежды до озер Малави и Танганьики вся территория принадлежала им. Ныне их жизненное пространство ограничено пустыней Калахари и несколькими прилегающими районами. По официальной статистике, в Ботсване остается около 20 тысяч бушменов. В Намибии их насчитывается еще 26 тысяч.

Беспощадное истребление древнейшего коренного населения Южной и Восточной Африки началось давно. Сразу после своей высадки на мысе Доброй Надежды в 1652 году голландцы принялись уничтожать бушменов. Враждебность колонизаторов усиливалась еще и потому, что бушмены не признавали частной собственности на животных. Они привыкли считать всякое зверье объектом охоты. Оккупанты же не намеревались терпеть «посторонних» на захваченной территории. Какими методами колонизаторы устанавливали здесь «порядок», можно себе представить по некоторым данным. Так, Лоренс ван дер Пост описывает, что в Южной Африке повсюду натыкался на человеческие кости. Нередко измученные, затравленные бушмены становились добычей даже диких собак.

Материалы Ост-Индской компании свидетельствуют о том, что с 1786 по 1795 год в провинции Кап были убиты 2480 бушменов и 654 захвачены в плен. Комендант здешних мест Нель в 1800 году в одной-единственной экспедиции истребил 200 бушменов. Их дети были порабощены и отправлены для работы на фермы. Для некоторых фермеров убийство бушменов превратилось в своеобразную забаву: охота на зверей чередовалась с охотой на людей...

Несчастные были обращены в рабство. Их можно было продать, убить, можно было всячески издеваться над ними. Во всем этом никто не видел ничего особенного. Британский миссионер Джон Маккензи застал бушменов в XIX веке уже только в качестве «вассалов, рабов и слуг». За любую провинность бушменам могли запросто перерезать горло.

Для английских, как и прочих колонизаторов, бушмены были «низшей расой». В Лондоне в 1847 году была выставлена на обозрение публики семья бушменов, причем зрителям объясняли, что это – «утраченное промежуточное звено между животными и человеком».

Когда в мире белых пробудилась наконец совесть и Лига наций в 1923 году заинтересовалась судьбой бушменов, было уже слишком поздно. В Бечуаналенде – нынешней Ботсване – сохранились лишь остатки коренного населения Южной Африки.

На северо-западной окраине Калахари расположен округ Ганзи с одноименным центром. Здесь на территории, равной почти половине ФРГ, живут 10 тысяч бушменов. Добраться сюда можно лишь с помощью вездехода.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Пусть черпают из радости твоей

Рекомендуем молодому читателю книги Владислава Бахревского: