Мы умрем, а они останутся

19 Октября 2010, 16:33| опубликовано в номере №1752.1, октябрь 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Г. Е.: Я еще не видела ни одного человека, который бы этим отпуском воспользовался.

Л. А.: Еще могут дать приплату, если ты заслуженный учитель или отличник народного образования. За это прилично платят, чуть ли не половину ставки. Но получить очень трудно. Обычно приходит разнарядка на школу: «У вас есть возможность выдвинуть двух человек». Школа выдвигает, но не факт, что человек получит этот грант.

Г. Е.: У меня еще есть какая-то небольшая сумма за то, что я всем все советую. Это называется «полставки педагога-организатора». За то, что я помогаю молодым учителям оформлять документы и т. д. Одним словом, в некоторых столичных школах учителя, если будут вкалывать всю жизнь как сумасшедшие, могут к пенсии выйти на зарплату, сравнимую с зарплатой менеджера среднего звена. Но это исключительно в Москве. В провинции учителя получают по 6–8 тысяч.

Л. А.: У них там еще могут быть огороды, наделы какие-то… А в районных московских школах получают по 30 тысяч – это максимум!

Г. Е.: А молодежь даже в лицеях и гимназиях получает мало – у них нет ни высоких разрядов, ни знаков отличия.

О правах родителей

Г. Е.: Родители, которым кажется, что их детям поставили не ту оценку, недооценили, всегда идут по одним и тем же инстанциям: завуч, директор, окружной методист, далее везде со всеми остановками. Сейчас учитель абсолютно беззащитен перед родителями. Сейчас такая ситуация, что, если на меня пожалуются, меня никто не сможет защитить. Только директор, если захочет. А если он захочет пожертвовать мною ради спокойствия школы, меня никто не спасет. Раньше существовало другое отношение к учителю. Дистанция между учителем и родителями была иной. Это не значит, что учитель был вознесен на какие-то невероятные высоты, но вот так запросто подойти к учителю и сказать: «Знаете, давайте мы еще раз посмотрим эту работку… что-то вы тут нашалили, давайте по-хорошему разберемся», – такого не могло быть. Да, были какие-то конфликты, сложности, но учитель все-таки был лицом определенного статуса. Это ощущалось. А сейчас это обслуживающий персонал. Родитель – заказчик. Учитель – исполнитель. Выдал квитанцию – и вперед.

Школа или лицей

Г. Е.: Чтобы обычная школа получила статус лицея или гимназии, надо собрать большой пакет документов.

Л. А.: Есть еще центры образования. У нас школа знаешь, как называется целиком? Государственное образовательное учреждение Центр образования (ГОУ ЦО) № 57 «Московская государственная пятьдесят седьмая школа»!

Г. Е.: А мы – лицей «Вторая школа». В отличие от районных школ, у лицеев, гимназий и центров совсем другие обязательства. В обмен на лучшее финансирование.

Л. А.: Программы специальные, большее количество часов. И потом, город смотрит, куда у нас дети поступают, какие результаты и так далее.

Г. Е.: Каждые пять лет школы проходят лицензирование. Но это такая маета, все эти подтверждения!

Л. А.: Да, нам надо писать отчеты. Филькина грамота на самом деле. Высчитывать какие-то коэффициенты качества – сколько у тебя четверочников за последние несколько лет… В некоторых школах выделяются специальные люди, которые все эти документы пишут. А мы все сами.

Г. Е.: Дети пишут «срезовые контрольные», которые отправляются на проверку – проверить «срез знаний».

Л. А.: А чем лицей от гимназии отличается, я даже не знаю.

Г. Е.: Гимназия – с пятого класса, лицей – с седьмого.

О частных школах и домашнем образовании

Л. А.: Все, кто к нам приходит после частных школ, практически ничему не обучены.

Г. Е.: Зато они все очень веселые. Во всех частных школах дети очень веселые! Что касается домашнего образования, если ты отдаешь себе отчет в том, что твой ребенок при этом не будет никак социализироваться, то вперед, приглашай учителей. Но почему нельзя просто отдать ребенка в школу?

Л. А.: Потому что его там искалечат. Я тут шел по улице мимо одной школы, из окна учительница свесилась и кричала: «Сортиры мыть заставлю!»

Г. Е.: Это в обычной искалечат. Есть еще хорошие школы, хотя и мало. Для начальной школы, я считаю, важнее всего, чтобы учительница была добрая.

Л. А.: Чтобы в начальной школе была добрая учительница, прежде всего в самой школе не должна быть сволочная атмосфера. Иначе ее доведут, она начнет огрызаться, и никакой тебе доброты.

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

комментарии

thedarkone , 14.05.2011 02:17

 Блин, ну нормально пишите, нормально !!!

ADianna , 13.06.2011 19:42

У учителей нынче доля не легкая.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Простые идеи хороших парней

«Любая идея, чарующая нас, совершенно бесполезна до тех пор, пока мы не решим ею воспользоваться» (Ричард Бах)

Не верь глазам своим, верь языку

Что такое молекулярная кухня?

Когда Земля опустеет

Фото из будущего

в этом номере

Мои слабоалкогольные ночи

Краевед Можаев — о борьбе с запретами

Секреты функционального дизайна

Основы «гуманитарного» дизайна – максимальная польза, дешевизна, простота конструкции и экономия ресурсов при сборке

Фестиваль Burning Man

Горящий человек в песках Невады