Светлана Бестужева-Лада. «Новое амплуа»

  • В закладки
  • Вставить в блог

– Кому я должна, всем прощаю, – моментально отреагировала Нина. – Ладно, подумаю, может, ты и прав. Если у женщины на пальце обручальное кольцо, число поклонников автоматически удваивается. Аксиома. Семнадцатый.

– Поклонник? – не понял Кирилл.

– Размер кольца, глупенький, – рассмеялась Нина. – А поклонников я, как тебе известно, не считаю.

– Это правильно. Ну, пока, любимая. Я поехал покупать кольцо.

– Почему только одно? А себе?

– С ума сошла? Я кольцо носить не буду. Если у мужчины на пальце обручальное кольцо, число поклонниц автоматически сокращается до исчезающе-малой величины. Тоже, между прочим, аксиома.

Забыв на какое-то время свою обычную расхлябанность, Кирилл честно выполнил все, что задумал. Купил Нине не слишком дорогое, но симпатичное обручальное колечко, свозил ее на шашлыки в одно из своих любимых заведений и действительно вызвал уборщицу, которая оказалась немолодой, молчаливой женщиной. За не слишком продолжительное время она буквально «вылизала» порядком запущенную квартиру до рождественского блеска, и теперь Кирилл ходил по дому босиком, наслаждаясь жизнью.

Замки он тоже сменил, хотя Лариса «держала паузу»: не приходила и не звонила. После того вечера, когда Кирилл так удачно уклонился от очередного выяснения отношений, она, по-видимому, разрабатывала новую стратегию «окольцовывания» строптивого любовника. Опоздала, милая, дичь из-под прицела ушла и в другие хитроумные ловушки не попалась. Все-таки Нина придумала гениальный ход – вот что значит настоящий друг. Себя, можно сказать, не пожалела.

Интереснее всего было то, что Кириллу совершенно не хотелось заводить новых романов – хотя бы и скоротечных. Чем это объяснить, он не знал, да, собственно говоря, не особенно и напрягался в поисках объяснений. Не хочется и не хочется.

Но еще более интересным было то, что вопросы карьеры, о которых Кирилл и не задумывался, тоже начали как-то сами собой решаться. Нет, Гамлета ему сыграть по-прежнему не предлагали, но в новом спектакле при распределении ролей вдруг оказалось, что он идеально подходит на роль друга главного героя. А это не просто слова, это – персонаж с характером, поступками и прочим. Характер, правда, так себе, и поступки оставляют желать лучшего, но все же...

А на телевидении дела обстояли и того лучше: одно за другим поступили два предложения сняться в рекламных роликах. Работа пустяковая, а платили за нее шикарно. Когда Кирилл прикинул, сколько получит на руки и сколько останется за вычетом некоторых долгов, он даже присвистнул: можно будет несколько месяцев жить, ни в чем себе не отказывая, или устроить недельные каникулы и смотаться куда-нибудь к морю Одному. В случае чего, подружку можно и на месте обрести, в любом отеле Турции или Египта полно одиноких хорошеньких «русскоговорящих туристок».

Этими радужными планами он поделился с Ниной во время традиционного – уже! – совместного «вечернего коктейля». И это новшество Кириллу нравилось до чрезвычайности: он покупал какое-нибудь легкое вино, Нина приносила что-нибудь вкусненькое, и они вечер напролет трепались обо всем на свете, периодически отрываясь на звонки своих мобильников, чтобы вежливо отменить предлагаемое свидание.

– А ты не заигралась в верную жену, Нинок? – со смехом спросил Кирилл, когда Нина дала от ворот поворот очередному поклоннику. – Учти: я не ревнивый.

– Учту, – кивнула она с непроницаемым лицом. – Но ты, Кирюша, тоже стал примерным домоседом. Давненько я у тебя новеньких девушек не видела. Стареньких, впрочем, тоже...

– Не язви, – миролюбиво попросил Кирилл. – Не хочется сейчас ни новеньких, ни стареньких. Могу я для разнообразия пожить аскетической жизнью?

– Можешь, – великодушно разрешила Нина. – Все можешь, и это в том числе. Свободный человек в свободной стране...

– Какой же я свободный, когда, наоборот, женатый? – удивился Кирилл.

– А тебя уже тяготят брачные узы? – прищурилась Нина. – Так можно развестись, не проблема, сам знаешь. За один день управимся.

– Не хочу разводиться, – насупился Кирилл. – Придумала тоже: разводиться. У нас еще медовый месяц не закончился, какие разводы? Или у тебя что-то серьезное наклюнулось? Так поделись, подруга, не томи.

– Может, и наклюнулось, – с загадочным видом обронила Нина. – Но не скажу раньше времени, боюсь сглазить.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Дональд Уэстлейк. «Пустая угроза»

Рассказ. Перевод с английского Виктора Вебера

в этом номере

Linoleum–2008: люди из радуги

Российский фестиваль показал азиатскую анимацию в полном объеме

Эллис Бутлер. «Не вдаваясь в подробности»

Из сборника Э. Бутлер «Свиньи – всегда свиньи», 1927 г. Перевод с английского Е. Толкачева. Публикация Рафаэля Соколовского