Светлана Бестужева-Лада. «Новое амплуа»

  • В закладки
  • Вставить в блог

Нина картинно развела руками и вопросительно взглянула на Кирилла. На сей раз беседа происходила на кухне у Нины: Кирилл явился забить очередной выпавший из стенки гвоздь и, естественно, был после этого посажен за стол и накормлен до отвала. Вина, правда, не было, Нина его не очень жаловала, поскольку пьянела быстро и тут же теряла контроль над ситуацией. Но отсутствие спиртного ее приятеля не сильно печалило: он мог пить, а мог и не пить, принципиальным этот вопрос никогда не являлся.

– Фантастика, – согласился Кирилл. – Только мне кажется, что Милена, приглашая к себе, на другое рассчитывала.

– Интересно, на что?

– Прежде всего на то, что я ее вспомню.

– Наивная, – с неприкрытой иронией в голосе отозвалась Нина.

– Да нет, обычная женская логика. Вы-то своих мужиков не забываете...

– Еще как забываем! – фыркнула Нина.

Сама она вышла замуж рано, причем по большой взаимной любви, за подающего надежды спортсмена. Но любовь прошла быстрее, чем спортсмен перестал подавать надежды, а вместо этого стал крепко поддавать и регулярно поколачивать молодую супругу. Нине такое кипение страстей без любви категорически не понравилось, со свойственной ей решительностью она подала на развод и выставила бывшего ненаглядного за дверь.

После этого у нее довольно регулярно появлялись поклонники, но как-то очень быстро исчезали. На все вопросы Кирилла относительно такого странного для женщины образа жизни Нина отвечала сухо и лаконично:

– На себя посмотри.

Возможно, их многолетняя дружба как раз и объяснялась «родством душ», а еще тем, что у Нины напрочь отсутствовало стремление во что бы то ни стало надеть на палец обручальное кольцо, дабы не считаться одинокой. При малейшем намеке на такое определение она огрызалась коротко и резко:

– Я не одинокая, а свободная.

– Ты всех-то по себе не ровняй, – добродушно попенял ей Кирилл. – Ты у нас уникум, второй такой барышни лично я не встречал. А Милена, несмотря на все ее понты, вполне заурядная тетка...

– Милена – заурядная? – поразилась Нина. – Ну, это ты хватил, дружок.

– Хорошо, но мышление у нее типично женское, не спорь. Так вот, она думала, что я ее вспомню, а вспомнив, начну рвать на себе волосы с досады: упустил жар-птицу! Я ж не сделал ни того, ни другого.

– Как думаешь, она действительно тебя простила? – поинтересовалась Нина дня через три. – Гадостей делать не будет?

– Я же не ясновидящий, – рассудительно заметил Кирилл. – Да и зачем ей делать гадости, а главное – какие? Роль в театре отобрать? Так у меня их там, считай, и нету. На телевидении кислород перекрыть? Слишком уж я мелкая сошка, чтобы ради меня высокие связи задействовать. Нет, не думаю.

– А если еще раз в гости позовет? Пойдешь?

– А чего ж не пойти? – искренне изумился Кирилл. – С какой такой радости плевать в колодец, из которого можно напиться?

– Причем шампанского, – поддела Нина.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Linoleum–2008: люди из радуги

Российский фестиваль показал азиатскую анимацию в полном объеме

Рыцари зеленого стола

Лучшие снукеристы докатили шары до российских луз