Шесть строк для начальной школы

Радий Кушнерович| опубликовано в номере №926, декабрь 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Недавно Митя завел себе настольный календарь. В то утро, перекинув листок, он обнаружил четыре пометки. Первая, в верхнем углу листка, наискосок: «ЛАСТИК». Притом начальные буквы были заметно крупнее, чем последние, так что слово как бы сходило на нет.

Вторая запись: «11 ЧАС-ЗАСЕДАНИЕ УЧЕНОГО СОВЕТА».

Третья, такая же четкая: «ИРИНА - ЧАСОВ В 7-8. УТОЧНИТЬ».

И четвертая, опять какая-то косая: «СВ. Д. РОЖД. - ПОПОЗЖЕ».

Итак, Мите в тот день предстояло сделать четыре разных дела.

1. «Ластик»

В сущности, это слово означало вот что. Позавчера позвонил Левка и сказал:

- На лыжах поехали? Брось, у меня тоже доклад, но сезон ведь кончается... Что? Брюки порвались? Ну, это не принципиально. Погоди, дай подумать... Есть! Завтра... Нет, завтра у меня конференция, а вот 16-го займемся. Мне тоже свитер нужен, а ты себе портки подберешь. Знаешь, теперь бывают брюки-эластик, для слалома - идеальный вариант... Что? Но тебе же все равно придется всерьез переходить на лыжи. Или ты, как мальчишка, все будешь на каток бегать?..

И Митя пометил в календаре, что 16-го ему предстоит заняться приобретением брюк. Но на листке уже значилось: «11 час. - Заседание ученого совета». Поставить рядом какие-то лыжные портки, хотя бы и «эластик»? Нет, Митя черкнул в углу листка, наискосок, явно небрежно: «Ластик»...

Не сделав зарядки, Митя взялся за телефон: друг Левка имел обыкновение вставать рано.

- Зря ты тогда не поехал, - сказал Левка. - Скольжение идеальное, отлично походили. Кстати, что на лето предполагаешь? Подводной охотой еще не занимался? Пора, милый, пора! Из студенческих пеленок ты уже вышел. Короче, имеется возможность примазаться к одному деятелю - у него диссертация по геофизике морского дна, я его немножко консультирую. Акваланги и все прочее обеспечено... Что? Ах, насчет брюк! Я уже созвонился, сегодня пойдем.

Митя сказал, что сегодня у него, возможно, ответственное свидание. Да, с Ириной. Но, может быть, прихватить ее с собой?

- Это опасно, - предостерег Левка. - Если вы уже начинаете вместе приобретать брюки и вообще мебель, то это опасно. Ты уже не мальчик.

Но Митя ответил, что со стороны Ирины эта опасность...

- Не грозит, думаешь? - перебил Левка.

- Не страшит! - поправил Митя.

Левка сказал «хвалю за храбрость»; договорились созвониться и вместе пообедать. Потом у Мити было заседание ученого совета, потом он уточнил насчет Ирины, но она еще не приехала, потом зашел за Левкой, и они вплотную приступили к тому, что в календаре обозначалось словечком «ластик».

Они подошли к комиссионному магазину точно к закрытию, их пропустили последними, а после них уже никого не пускали. Левка представил Митю интеллигентной кассирше:

- А это мой друг, тоже молодой ученый. Дама представила Митю почтенной приемщице:

- А это Левин друг, тоже молодой физик. Митя хотел было уточнить, что он не физик, а историк, но сдержался: увы, историки котируются в обществе и в комиссионных магазинах значительно ниже физиков. Женщины были очень любезны и не слишком деловиты. Они называли Левку и Митю «ребятками» и все соображали, как бы подобрать им что-нибудь подобротней и подоступней.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены