Отклонение от нормы

Джон Уиндем| опубликовано в номере №1437, апрель 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

Научно-фантастический роман

Окончание. Начало в номерах №№ 4—6.

— Слушай... а что там с Кэтрин и Салли? — спросил я. — Не знаю. Они молчат. Впрочем, расстояние теперь порядочное... — Кэтрин все время была без сознания, — услышал я приглушенный голос Рэйчел (действительно сказывалось расстояние), — она по-прежнему молчит. Мы с Марком боимся, что она...

 — Говори, не бойся, — подстегнул ее Мишель.

 — Она уже столько времени без сознания, что мы не уверены, жива ли она...

 — А Салли?

 — Мы... С ней... с ней творится что-то странное, — с трудом выдавила Рэйчел, — мы что-то слышали от нее раза два, но очень слабо... как-то бесформенно. Ничего нельзя было понять... Мы боимся, что... — она никак не могла выговорить.

 — Ты понял, что это значит, Дэвид? — сдавленно спросил Мишель. — Они нас боятся. Они готовы живьем разрезать нас на куски, чтобы узнать, как мы это делаем. И разрежут... Если поймают. Ты не должен дать им в руки Петру и Розалинду, слышишь?! Не должен!! Лучше убей их сам, чем... такое! Ты понял?

Я взглянул на спящую Розалинду. Волосы ее на солнце отливали медью, и я подумал об агонии, которая исходила от Кэтрин. От одной мысли, что Петра или Розалинда могут испытать что-то подобное, у меня по спине пробежали мурашки... — Да! — сказал я. — Я... я тебя понял!

Какое-то время я ощущал сочувствие Мишеля и, чуть слабее, Марка с Рэйчел. Потом все стихло. Я повернулся и увидел, что Петра сидит и смотрит на меня широко открытыми глазами.

 — Почему он сказал, что ты должен убить нас с Розалиндой? — спросила она по-детски наивно, и в этом вопросе было больше удивления, чем испуга.

Я постарался взять себя в руки.

 — Это только если они поймают нас, — сказал я, стараясь, чтобы мой «голос» прозвучал естественно.

 — Почему? — повторила она.

 — Ну... потому что мы... не такие, как они. Мы умеем разговаривать без слов. А они — нет. Поэтому они так боятся...

 — Но почему? Почему они должны нас бояться? — перебила она нетерпеливо. — Мы ведь их не обижаем, правда?

 — Я и сам толком не знаю, почему, — машинально выговорил я и подумал, что это почти правда. — Но это так. Может, оттого, что они плохо умеют думать... Ведь чем люди тупее, тем больше им хочется, чтобы все остальные были такими же, как они. А всех, кто не похож на них хоть в чем-то, они боятся... И чем больше боятся, тем больше стараются... сделать им больно.

 — Почему? — не отставала Петра.

 — Ну... потому что они не такие. И они сделают нам очень больно... Если поймают.

 — Я не понимаю, — помолчав, грустно сказала Петра.

 — Я тоже. Но это так, и это... очень скверно. Когда ты вырастешь, ты поймешь, а сейчас запомни: мы не хотим, чтобы тебе и Розалинде было больно. Помнишь, как ты ошпарилась кипятком в кухне? Так вот, если нас поймают, будет гораздо больнее, и лучше умереть, чем испытать такое... Умереть, это... ну, как заснуть. Крепко-крепко... Так крепко, что тебе уже никто не сумеет сделать больно...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

По правде говоря…

Полемические заметки с комсомольской конференции

Обед на двоих

Рассказ