Новые недовольные

Андрей Кучеров | опубликовано в номере №1466, июнь 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

Или сюжетные прогулки по Киеву под руку с комсомольскими работниками

Проверки на дорогах

...Свет вдребезги рассыпался по витринам магазина. «Рафик» встал у самой кромки тротуара.

— Фары убери...

Ночь рухнула на ветровое стекло. Рядом, подобный высокому, одичавшему колоссу, тускло горел фонарь.

— Ну вот, Бессарабка...

— Почему Бессарабка?

— А черт его знает... Бессарабский рынок рядом. Потому, наверное... Пошли?

По одному вылезаем из машины. Через дорогу — настежь распахнутая дверь ночного кафе (работает до двух ночи). Над дверью, как насмешка, вывеска: «Столовая».

Нас четверо. Идем через дорогу.

...А вчера я ездил вместе со спецгруппой ОКОД «брать» магазин. Далеко, почти за город. Рейд условно назывался «сахарный» (см. примечания). Когда вошли в небольшой продмаг, точнее в его закулисье, мои спутники быстро рассредоточились: один с бланками актов — в кабинет директора, другой с мощным фонарем в руках — в подвал, двое остановились в коридоре, наблюдая за встревоженными грузчиками и продавцами.

Я, оставшись в торговом зале, видел, как в мясном отделе на глазах задумавшегося покупателя стали вырастать «баррикады» колбасных батонов, извлекаемых откуда-то снизу. Покупатель оторопело смотрел на дородную продавщицу, которая, «ныряя» и «выныривая», выкидывала колбасы на прилавок. Видел я, как вдруг начали торговать «Мишкой» в кондитерском отделе и толпа расторопных покупателей гулко кинулась к отделу, выстроившись в зигзагообразную очередь...

В подвалах между тем «шла ревизия»: из-за груды ящиков, из грузовых лифтов извлекались припрятанные коробки с подарочным зефиром, говяжьи ноги, рулоны туалетной бумаги. То есть так называемый дефицит. «Лишний» сахар так и не нашли — тут все оказалось чисто. (Сахар привезли в магазин расфасованным — не отсыпать.)

Это было вчера.

А сейчас мы пересекали улицу, направляясь к дверям угрюмой ночной забегаловки.

...За мокрой стойкой лениво «плавает» бармен с круглым лицом и быстрыми, но безразличными глазами. В плохо освещенном зале — человек тридцать. Ближний угол занят парочкой: на полу сидит молоденький парень с подружкой, оба в полном «отрубе»; то ли спят, то ли смотрят «полеты наяву».

Воцарилась мгновенная тишина. Все глаза на нас. Мы, потолкавшись, неуверенно остановились у стойки. И сразу перед нами возникла группа из четырех-пяти человек. Еще несколько становятся у выхода из «столовой».

— Убери-ка аппарат, — это фотографу. Он, нервно оглянувшись, снимает с груди новенький «Никон» (две тысячи не шутка!) и нарочито медленно (все же надо выдерживать имидж!) кладет его в кофр.

— Ребятки, ну-ка живенько отсюда, — это тоже негромко, но уже всем нам.

— А в чем дело?

— А ни в чем... Все, кто посапывая стоит перед нами, немолодые и пьяные. Абсолютно спокойные. Судя по манерам и жаргону, бывшие уголовники. Наши спутники из оперотряда начинают сосредоточенно и задумчиво изучать интерьер. Невысокий завсегдатай Бессарабки насмешливо, но цепко нас рассматривает.

— Ну-у?!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены