Анна и Сергей Литвиновы. «Убийство в «Северном экспрессе»

  • В закладки
  • Вставить в блог

– Будут вопросы, товарищ журналист, обязательно будут. – И милиционеры прошли в середину вагона мимо плачущей Волочковской.

– Ну-ну, будет… – похлопал ее Дима по плечу. – Они уже ушли.

Девушка развернулась к нему с перекошенным от слез и ужаса лицом и сквозь всхлипы проговорила:

– Они меня будут допрашивать, да?

– Нас всех будут допрашивать. Но, думаю, совсем не они. И не сейчас.

Глава 2

Дима уговорил Волочковскую вернуться в купе. Прилечь и ни с кем не разговаривать, а принять валерьянки или снотворного. И нож окровавленный убедил отдать. Пока поезд в пути, милиционеры, явившиеся в вагон, вряд ли будут обыскивать кинематографистов. Вернувшись в свое купе, Полуянов засунул орудие убийства в полиэтиленовый пакет и спрятал в сумке среди своих вещей.

Насколько он понимал логику младшего милицейского состава, милиционеры сейчас совершат «покупейный обход», проверят документы и перепишут данные всех, кто следует в Москву в вагоне-люкс. Ну, может, зададут еще парочку вопросов. Настоящие допросы они оставят более опытным коллегам из Москвы. Поэтому, пока милиция не явилась, надо навести в купе порядок после ночного бардака и никуда не уходить.

Полуянов по-быстрому прибрался, нацепил рубашку, застелил постель и повалился на покрывало прямо в одежде. Самое время спокойно поразмыслить об убийстве. Почему убийце понадобилось покончить с режиссером именно здесь, в поезде?

Ведь с точки зрения преступника, вагон – крайне неудобное место для убийства. Хотя бы тем, что сразу очерчивает узкий круг подозреваемых. Внутри него оказываются лишь те, кто следует в вагоне, а их по пальцам можно пересчитать. Если бы Прокопенко убили днем раньше, в северной столице, или днем позже, в Первопрестольной – расследованию пришлось бы отрабатывать кучу дополнительных версий, и бытовых, и профессиональных.

Значит, что же получается?.. Версию об убийце-маньяке Дима отбросил сразу, как бредовую… Подобное только для иронических детективов годится… А если всерьез предположить, что убийца находится среди них? Тогда почему он раньше, в Питере, выжидал, а теперь зачем-то вдруг заспешил? Почему? Полуянов вдруг ясно понял: убийца в последние дни в Питере (или, может, только здесь, в поезде) узнал нечто такое, что заставило его пойти на преступление немедленно.

Он даже вскочил на ноги и сделал несколько шагов по тесному купе. Захотелось пройтись, захотелось курить, и кофе тоже захотелось – однако Диме не улыбалась перспектива встречаться в коридоре ни с милиционерами, ни с кем-то из киногруппы. Сейчас ему требовалось одно – одиночество.

Вдруг дверь его купе распахнулась без стука.

На пороге стоял юный лейтенант.

– Документики попрошу, – сверля Диму взглядом, холодно проговорил он.

Полуянов полез в карман своей летней куртки, мирно висевшей на плечиках у входа в купе, и достал паспорт.

Не давая его милиционеру в руки, он позволил ему переписать все свои данные и слегка расслабился. Но неожиданный вопрос лейтенанта заставил его вздрогнуть.

– Где вы находились в момент убийства?

– А во сколько было совершено убийство, товарищ лейтенант? – вкрадчиво переспросил Полуянов.

Его вопрос не смутил лейтенанта, тот спокойно продолжал:

– Что вы делали с того момента, как сели в поезд?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Сергей Заяицкий. «Человек без площади»

Рассказ. Публикация - Станислав Никоненко

Шарль Эксбрайя. «Наша Иможен»

Детектив. Перевод с французского - Мария Малькова

Тэа Тауэнтцин. «Любовь моя последняя»

Детектив. Перевод с немецкого Нелли Березиной

в этом номере

Владимир Джа Гузман

Советский мальчик стал преподавателем в подпольных кружках йоги, карате и кун-фу, принимал участие в диссидентском движении, а потом уехал на Запад…

Болельщики против болезни

Сколько человек поедет на матч в Уэльс, и чем глорихантер отличается от маркитантки