Светлана Бестужева-Лада. «Новое амплуа»

  • В закладки
  • Вставить в блог

– Вообще или конкретно не понравилась? – уточнил Кирилл.

– Конкретно не понравилась ему игра актера, который, если вкратце, должен был при выходе из состояния блаженного покоя лицезреть реальность и исказиться в лице паническим страхом. В общем, фигня, как обычно.

А в связи с большой загрузкой отложили пересъемку в последний эшелон и соответственно начали часов около одиннадцати вечера.

Время – полвторого ночи, отснято уже дублей десять, но актера или плохо учили, или настроение не то было, ну, не получалось у него, и все! Блаженство покоя есть, а вот панического страха при лицезрении действительности как не было, так и нет.

– Случается, – хмыкнул Кирилл, порадовавшись про себя, что перед ним таких задач режиссеры отродясь не ставили.

– Понятно, что случается, но время-то позднее. Короче, один из операторов не выдержал, говорит, ребята, давайте завтра отснимем, я уже устал жене по телефону объяснять, что я здесь работаю. Побойтесь Бога!

А кто сказал, что завтра будет лучше, чем сегодня, тем более что фрагмент-то плевый, а из-за него весь материал завис. Короче, решили – пока не снимем, не уйдем!

Оператор вышел, что-то злобно бормоча себе под нос, минуты через две я увидел его на мониторе общего плана – он тащил к декорациям какую-то то ли стойку, то ли балку. Особого значения я этому не придал, но отметил про себя, что за его камерой сидит ассистент, а сам оператор встал у декораций.

Пошел новый дубль, план крупный, на всех мониторах лицо актера с разных ракурсов, блаженно дремлющего на зависть всем остальным. И вдруг, как только он начал открывать глаза, раздается явно не сценарный крик. Смысл того, что кричал оператор, заскочивший за декорации с притащенной им балкой таков... Как бы это поприличнее... А, ну вот. Если убрать из его фразы пять матов и заменить их нормальными словами, то предложение выглядело бы так:

– Пустите, куртизанки! Дайте я этого гомосексуалиста этой хреновиной по лицу ударю!!

– Круто! – восхитился Кирилл.

– Не то слово, старик. В общем. Это был последний отснятый в тот вечер дубль.

Сегодня с утра показали материал в конечном варианте заказчику. Он посмотрел и остался очень доволен, а в конце произнес:

– Ну, вот, ведь можете, если захотите! Да такой игрой актера даже Станиславский остался бы доволен! Смотри, какой всплеск эмоций на лице написан...

Отсмеявшись, Кирилл хлопнул приятеля по плечу и отправился домой: готовиться к вечерней встрече.

За ним заехали, как и договаривались, в восемь тридцать. Та же самая «сладкая парочка», что была накануне, только на этот раз выглядела она значительно приветливее.

Привезли Кирилла не просто в центр Москвы, а в так называемый «Золотой треугольник» – квартал между Старым Арбатом и Остоженкой, где Милена занимала небольшой особнячок.

В холле его встретила миловидная горничная, проводила в комнату размером с танцевальный зал и предложила чуть-чуть подождать. Кирилл машинально посмотрел на массивные напольные часы: золоченая большая стрелка медленно подползала к цифре 12. Когда подползла, раздалось негромкое шипение, затем мелодичный перезвон и – бой, на последнем ударе которого распахнулась неприметная боковая дверца, и появилась Милена собственной персоной.

«С понтами дамочка, – отметил Кирилл, прикладываясь к милостиво протянутой ему гладкой, благоухающей изысканным парфюмом ручке. – Под королеву косит, что ли? Но эффектная коза, ничего не скажешь».

«Коза» действительно была эффектной. Ухоженная платиновая блондинка со сложной прической, гладким нежно-розовым лицом и прекрасной фигурой. Немного портили впечатление слишком длинные и густые, то есть явно искусственные ресницы и слишком толстый слой помады на губах. Но в целом, конечно, произведение искусства. Косметологов, парикмахеров, визажистов, портных и, наверняка, личного диетолога. Наверняка не обошлось и без вмешательства пластического хирурга.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Барбара Майклз. «Эмми, вернись домой!»

Мистический роман. Перевод с английского Сергей Мануков

Тэа Тауэнтцин. «Любовь моя последняя»

Детектив. Перевод с немецкого Нелли Березиной

в этом номере

Паоло Веронезе

Картина «Пир в доме Левия»

Linoleum–2008: люди из радуги

Российский фестиваль показал азиатскую анимацию в полном объеме

Эллис Бутлер. «Не вдаваясь в подробности»

Из сборника Э. Бутлер «Свиньи – всегда свиньи», 1927 г. Перевод с английского Е. Толкачева. Публикация Рафаэля Соколовского