Страна, стоящая дыбом

А Голубев, Б Краевский| опубликовано в номере №932, март 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Наутро газеты вышли с заголовками «Пилот погиб, спасая пассажиров». А еще через два дня мы вновь встретились с капитаном. По приказу президента Джонсона его хоронили как героя на Арлингтонском кладбище, в сотне метров от могилы Джона Кеннеди...

Признаться, для людей, которым предстоял бросок через океан, этот случай доставил двойное огорчение. Острот по адресу воздушного флота отпускалось все меньше и меньше. И кто-то, прибежав однажды с газетой на завтрак, тихо зачитал: «В Канзас-сити Ричард Грей купил большой старый самолет и сделал в нем коктейль-холл. Он назвал его «Рейс-42». По убеждению хозяина, это идеальное место для тех, кто хочет путешествовать, не взлетая».

— Я полечу только «рейсом 42», — мрачно закончил читавший.

Вряд ли надо говорить, что мы долетели благополучно. Долетели не без приключений. Лишних двое суток слонялись мы по залам Брюссельского аэропорта в ожидании советского лайнера «ТУ-104», который должен был забрать нас домой.

Правда, транспортная заминка дала нам возможность еще раз встретиться с Америкой. На этот раз она взглянула на нас не с ярких рекламных щитов, а с транспарантов, которые плыли над толпой: «Джонсон — вон из Вьетнама!», «Убийцам — позор!», «Вьетнам — уи, янки — но!». Знакомые всему миру выражения!

Впереди колонны шагала пятерка дюжих полисменов, как уведомление о том, что демонстрация разрешена властями. В колонне бельгийцы, разные по возрасту и темпераменту, одинаково искренне, от души скандировали лозунги, как бы состязаясь с мощью громкоговорителей, установленных на крыше автомобиля. Внутри, непостижимо, как он мог это делать в таком гвалте, спал малыш. Его отец сидел рядом с шофером и, помогая себе энергичными жестами руки, говорил и говорил в микрофон. Замыкал шествие черный лимузин с четырьмя пассажирами в черном, на лицах у которых было написано, что они имеют непосредственное отношение к политической полиции.

Эти бельгийцы, шагавшие по Брюсселю так далеко от Белого дома, не были единомышленниками тех семидесяти процентов Аверелла Гарримана, которые, по его словам, поддерживают «политику моего правительства во Вьетнаме». И так хотелось, чтобы презирающие грязную авантюру американцы, которых мы столько встречали в Америке, взглянули на протестующих бельгийцев, поехали бы с нами в Москву и убедились в единодушии людей по обе стороны океана...

А наш самолет все не летел и не летел. То в Москве гололед, то в Брюсселе дождик... В довершение всего пришлось почти сорок минут ждать на старте: фирма «Сабена» забыла привезти сладкие булочки на обед. Глядя в иллюминатор, наш сосед с невыразимой тоской в голосе сказал:

— Пока ждем булочки, Москва откажется принимать...

Но она приняла. Мы приземлились в Шереметьеве, увидели родные березы и обрадовались: какое счастье, что путешествия, как и отпуска, всегда так коротки...

Нью-Йорк — Москва.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены