Страна, стоящая дыбом

А Голубев, Б Краевский| опубликовано в номере №932, март 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

И тем не менее нам очень приятно, что на другом конце земли, в доме маленького американского городка Колдуэлла, стоит на камине почти что настоящий тульский самовар. Наверное, и Роберту Флавеллу приятно будет узнать, что мы в Москве бережно храним ковбойские шляпы как память об интересной неделе, проведенной в американской семье.

Ненадежные проценты

Мы встречались и разговаривали со многими американцами. Разговор шел о разном, трудно передать все разнообразие тем, которые интересовали и нас и наших собеседников. Но в эти дни почти всегда речь так или иначе заходила о событиях во Вьетнаме. Пожалуй, мы были даже удивлены единодушием наших собеседников: мы не встретили ни одного человека, который высказался бы за эту войну. Одни более, другие менее решительно, но все американцы, с которыми мы беседовали, осуждали политику своего правительства во Вьетнаме. Естественно, нам очень хотелось узнать, что думают об этом в Вашингтоне. Конечно, мы не рассчитывали обсудить вьетнамскую проблему с президентом Джонсоном, но решили задать несколько вопросов послу по особым поручениям господину Авереллу Гарриману, который любезно согласился принять нас в государственном департаменте.

Аверелл Гарриман много раз бывал в СССР, а в 1943 — 1946 годах возглавлял посольство Соединенных Штатов в Москве. Мы рассказали послу о наших впечатлениях по поводу реакции американцев на войну во Вьетнаме и спросили, как он оценивает этот факт.

— Я не знаю, с кем именно вы говорили, — ответил господин Гарриман, — но мне известны данные опросов общественного мнения. Они свидетельствуют, что семьдесят процентов населения США поддерживают политику моего правительства во Вьетнаме.

Мы, конечно, не собираемся конкурировать с известным институтом Гэллапа, специализирующимся на проведении подобного рода опросов. Бесспорно, что еще очень многие американцы — одни сознательно, другие бездумно — одобряют нынешнюю политику США во Вьетнаме. В конце концов рекламой «американской миссии в Азии» занимаются опытные мастера своего дела. Но тот факт, что итоги нашего опроса отличаются от тех, что назвал г-н Гарриман, достаточно красноречив. Очевидно, что в кругах интеллигенции, в среде писателей, журналистов, преподавателей, людей искусства, то есть в той среде, где мы чаще всего имели возможность обсуждать вьетнамскую проблему, авантюристический курс Белого дома вовсе не встречает безоговорочной поддержки, а, напротив, критика вьетнамской политики США становится все более резкой и настойчивой.

В один из вечеров нас пригласил к себе в гости один из крупнейших и влиятельнейших журналистов США, вашингтонский обозреватель газеты «Вашингтон» Дрю Пирсон. Когда мы поинтересовались его отношением к войне во Вьетнаме, семидесятилетний обозреватель резонно заметил, что мнение журналиста — в его статьях, и отослал нас к своим выступлениям в печати.

Через несколько дней в свежем номере «Вашингтон пост» мы прочитали статью Дрю Пирсона, которая начиналась такими словами: «Широкая публика не имеет представления о том, насколько велико наращивание вооруженных сил во Вьетнаме. Там сооружаются огромные военные объекты постоянного характера, рассчитанные на оккупацию страны в течение 15 — 20 лет». Не менее характерен и вывод, который Дрю Пирсон делает в конце статьи: «...на протяжении следующих пяти лет перед молодыми американцами будет стоять перспектива отправиться на фронт вместо того, чтобы пойти учиться в колледж или в какую-то профессиональную школу. Таким образом, автоматически решится проблема, куда девать юношей, отсеивающихся из средних школ».

Что и говорить, мрачный юмор! Но для него, видимо, есть основания, если сам президент США в традиционном послании «О положении страны», направленном конгрессу в середине января, заявил: «Хотя специально вьетнамские расходы на будущий финансовый год должны, по расчетам, возрасти на 5,8 миллиарда долларов, все другие расходы по всему федеральному бюджету увеличатся лишь на 0,6 миллиарда долларов». Это означает, что жесткий курс за экономию, проводимый правительством США, относится ко всем областям жизни страны, ко всем, кроме одной, — наращиванию агрессии во Вьетнаме. На это деньги есть — сколько угодно!

Разрастающееся осуждение военной авантюры во Вьетнаме со стороны избирателей начинает сказываться и на поведении избираемых — членов конгресса США. Правда, нам не удалось лично опросить конгрессменов. Поэтому, продолжая нашу полемику с г-ном Гарриманом, сошлемся на статью Ричарда Уилсона в газете «Вашингтон ивнинг стар» от 7 февраля. Уилсон сообщает, что «более двадцати сенаторов от президентской партии выступают против военной стратегии и широких целей главнокомандующего... (По конституции США президент является главнокомандующим вооруженными силами страны. — Прим. авт.) Президент сталкивается с грозной оппозицией, — продолжает Уилсон. — Ее поддерживают мощные голоса в печати. Эти усилия уже не являются выражением мнения интеллигенции или битников, а представляют собой некое политическое восстание значительных масштабов».

Это мнение нам представляется весьма компетентным и совпадает с тем, что мы видели и слышали в США.

Надеемся, что Ричард Уилсон защитит нас от упреков в необъективности, которые, увы, весьма вероятны со стороны некоторых наших американских коллег. Цифры есть цифры. 70 процентов — это 70 процентов. Но, когда оперируют любыми цифрами в политической дискуссии, следует помнить, что не столь важна сама цифра, как тенденция к ее изменению. Оценка военной авантюры США во Вьетнаме изменяется весьма определенно: от сомнений и недовольства — к негодованию и протесту. И в этом процессе участвует все больше граждан Америки.

Немного о джазе

Каемся, мы приготовились к худшему. Отправляясь в Соединенные Штаты, хотели взять ушные затычки, полагая, что Америка обрушит на нас целую Ниагару какофонических звуков, по недоразумению именуемых музыкой. Трудно сказать, почему укоренилось в нас такое представление, но оно было прочным и никаким сомнениям не подвергалось.

В одном мы оказались правы. В Америке музыка сопровождала нас везде. Она звучала в залах ресторанов и кафетериев, в пассажирских салонах самолетов, в холлах, в номерах отелей, в аэровокзалах, в автоцехах, в автомобилях и просто на улицах. Но ушные затычки совсем не требовались. Потому что музыка, которую мы слышали в США, разнообразна, приятна и мелодична, потому что она радует слух, а не режет.

Задумчивый блюз и ритмичный свинг, немного старомодный чарльстон и современный мэдисон. А рядом с ними — именно рядом, а не после — Бах и Чайковский, Моцарт, Сибелиус и Стравинский. Во многих домах мы слышали записи замечательных американских народных песен и мелодий. Мы ловили по радио классические фуги и сложные пьесы, написанные специально для американского джаза.

Нам повезло: в Новом Орлеане, столице южного штата Луизиана, который называют еще и столицей джаза, мы были на концерте лучшего в Америке оркестра.

Обычно со словом «концерт» у нас ассоциируется представление о просторном зале со сверкающими люстрами и рядами уютных кресел. В «Презервейшен-холле» ничего этого не было, зато было высокое искусство, бескорыстная преданность ему, неподдельное им восхищение.

На одной из улиц французского квартала города, неподалеку от порта и обычных для портового района увеселительных заведений, стоит старый двухэтажный дом из красного кирпича. Несколько лет назад половину первого этажа этого дома арендовал нений меценат и передал местному обществу любителей и ценителей джаза. Денег на отделку помещения не было, и «Презервейшен-холл» напоминает скорее обшарпанный сарай, нежели храм музыки.

Но тем не менее это храм. Настоящий храм, со своими служителями и прихожанами, паломниками и «хранителями копейки». Правда, «копеек» у этих «хранителей» немного, потому что вход стоит лишь один доллар, зато среди «паломников» знаменитый Луи Армстронг, специально приезжающий сюда, чтобы выступить перед благодарными слушателями «Презервейшен-холла». В «Презервейшен-холле» выступают мастера высокого класса. Поэтому и собираются здесь подлинные ценители джаза. На простых некрашеных скамьях сидят разные по достатку посетители. К потолку поднимается дым самых дорогих сигар и самых дешевых сигарет. Разные, очень разные люди, но реакция на музыку у всех одинаковая. Здесь ее не просто слушают, здесь упиваются ею, отдаются ей безраздельно. Здесь, если хотите, живут джазом. Все. И исполнители и слушатели.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены