Слушаш

Тынымбай Нурмагамбетов| опубликовано в номере №1267, март 1980
  • В закладки
  • Вставить в блог

Сват тоже заулыбался и сказал:

– Как же, слыхали мы про тебя. Значит, ты и есть Мейрам? Молодец, что приехал, джигиту так и положено – по гостям разъезжать.

Потом, как водится, хозяева стали подробно расспрашивать, все ли у нас в ауле в порядке, все ли живы-здоровы, ну и про дочку свою, понятно, спросить не позабыли.

– Она там хоть вспоминает нас? Привет, говоришь, передает... Видать, соскучилась девочка, – сказал сват будто невзначай, а потом заново принялся выспрашивать про то, о чем я ему уже говорил.

И так до тех пор, пока не подали ужинать. Сразу после ужина начали укладываться спать.

Старый табунщик попросил себе два одеяла и, сославшись на хворь, один устроился спать в юрте. Остальные расположились под открытым небом.

Заснуть я не мог долго. Со мной всегда так бывает на новом месте. Да тут еще прохладный горный воздух, такой непривычный после душных ночей в степи, совсем разогнал сон.

Из юрты уже давно доносился храп табунщика. Я еще и одеяло на себя натянуть не успел, а он уже храпеть начал.

Хозяева лежали под навесом, шагах в двадцати от меня, но в тишине я все равно слышал, как они переговаривались вполголоса.

– Что-то Слушаш не возвращается, – хрипло проговорил старик. Я только теперь вспомнил про сестренку Зайкуль.

– Шофер молоковоза приезжал в обед, целый час уговаривал ее. Вечер у них там в поселке, что ли, – сказала старуха.

«Значит, уже приехала из Алма-Аты. Интересно, поступила она в институт или нет?» – подумал я и даже хотел спросить вслух, но постеснялся, ночь все-таки.

– Ох, не нравится мне этот парень, – снова послышался голос отца Слушаш. – Больно хитрые у него глаза.

– Сказали, к ночи вернутся. Привезет уж, наверное.

– Слушаш тоже хороша, нет сказать, что голова у нее болит или еще чего придумать. Будет теперь ездить ночью взад-вперед.

– А что поделаешь, подросла девочка. Теперь и меня уже не так слушается. Стану ее ругать, так ты сам заступаешься, слова сказать не даешь.

– Ехе-е-е, – сокрушенно вздохнул старик. – И эта выросла. Растили ее, баловали, а настанет день, и сбежит наша любимица с каким-нибудь олухом. Так оно и будет, помяни мои слова, старуха. Да тут еще этот старый хрыч зачастил. Неспроста он к нам наведывается.

Я понял, что сват говорит о табунщике, и только теперь догадался, почему тот всю дорогу расхваливал Слушаш.

– Старуха, ты там про Зайкуль не спрашивала? Есть у нее что-нибудь на уме? – снова заговорил сват. – Первого они, конечно, нам дадут. Самим-то поначалу трудно будет с младенцем.

– С ума сошел, старик! Дочка четыре месяца как замуж вышла, а ты хочешь, чтобы я спрашивала, в тягости она уже или нет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены