Синий шум

Екатерина Судакова| опубликовано в номере №1308, ноябрь 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

[pod] Карабаш

Солнце еще показывало из-за горы золотые рога и светило на макушки лиственниц, но внизу стало сумеречно и сыро, запахло по-вечернему, и Карабаш вновь ощутил острый дух влажного мха, таежной прели и смородиновых листьев. Наконец-то он почувствовал, что вернулся...

Здесь прогоняли овец, и узенькие, в ладонь, шалые тропки разбегались во все стороны. Карабаш почти не следил за дорогой. Дорогу выбирал конь, который спешил к ночи дойти до жилья и шагал, не останавливаясь, проворно переступая через поваленные ветром толстые лесины... Карабаш даже придерживал его, потому что девочка задремала и тяжелей навалилась на отца. Она сидела впереди, на телогрейке, переброшенной через холку, свесив набок ноги, а он – в деревянном алтайском седле, которое было изукрашено солнцем из желтых металлических полос.

Он был рад, что она не побоялась ехать верхом. Целый день она удивлялась и радовалась, но потом стихла. И теперь он один въезжал в мир своей юности.

Горы, заросшие безмолвным лесом, темные и неприютные из-за спустившейся тени, вставали у него на левой руке; по правую руку чередой шли скалистые скаты, выгоревшие на солнцепеке. Улыбаясь, он шептал их имена.

Они поднимались старой-старой тропой. Невозможно было представить, уже сколько раз пастухи прогоняли здесь весною овец, чтобы там, за перевалом, они паслись все лето на свежих пастбищах плоскогорья. Перевал обрывался впереди, как недостроенная дорога в небо. Синяя голова горы Каньдикан уже виднелась вдали, звала и утешала его.

– Каньдика-ан, гора моя! – сказал он по-алтайски.

– Ты что, папа? – встрепенулась девочка.

– Так, Поля... Я еду, как во сне.

Старый кедр с обрезанной тучами вершиной рос у самого перевала. Матерчатые ленты белели в сумерках на его ветвях. Карабаш пошарил взглядом – что бы пожертвовать дереву.

– У тебя нет какой-нибудь ленточки... шнурка?

– А что ты хочешь?

– Подарить. Хозяину Горы, – серьезно объяснил Карабаш.

– Ой, папа, – восхитилась Поля, – разве ты веришь?!

– Глупая ты... Маленький верил... Ну, давай что-нибудь! Но руки у нее озябли и не слушались.

– Ладно, можно и так!

Он вырвал пучок волос из конской гривы и надвязал к суку.

– Это обычай предков, Поля... Я же алтаец!

За перевалом они стали спускаться в теплый воздух, как в теплую воду. Конь учуял конец пути, фыркал, все порывался рысью припустить с некрутого затравенелого склона. Здесь начинались старинные пастбища. Светлая вода... Рукой не достать до макушек зеленых трав. Теперь уже тут где-то близко должна была быть стоянка пастухов. За кедровой порослью Карабаш не видел аила, но в небе над ним дышало розовое пятно. А его стоянка была немного дальше, ближе к подолу горы.

Уже захлебывались лаем собаки. Выбежали встречать их, как почетных гостей!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены