Синий шум

Екатерина Судакова| опубликовано в номере №1308, ноябрь 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

Солнце светило ярко, но было еще ужасно холодно. В воздухе дрожал туман, и все вокруг ослепительно блестело от росы. Собачья шерсть переливалась алмазами.

Туман ручьями стекал с гор в долину и кипел внизу, как молоко. Из него торчали пиками черные макушки пихт.

Большая площадка перед аилом была добела вытоптана овцами. Собаки уже вывели их из загона и сидели, нетерпеливо дожидаясь команды. Овцы были все совершенно одинаковые, их светлые кудри казались твердыми на ощупь. Желтые витые рога внушали невольное почтение.

– Э! – негромко крикнула Танай. – Э-э!

Собаки вскочили, залаяли, и овцы, стукаясь рогами, торопливо засеменили мимо Поли, то прижимая ее к самой ограде, то испуганно шарахаясь в сторону.

Танай прошла вслед за ними и улыбнулась Поле озорно и чуть смущенно. Они улыбались друг другу целое утро, как заговорщики! Поле было приятно, что Танай такая маленькая. Она вообще не казалась ей по-настоящему взрослой. Даже имя ее без отчества, какое-то девчачье! Длинные тонкие косы свисали у нее, как у школьницы. Телогрейку она туго перепоясала красным платком, причем вдела руку только в один рукав, а другой оставила свободным. В солдатских сапогах она шагала легко, размашисто, не по-городскому. Совсем, совсем была она непохожа на знакомых ей мам.

Поля взяла отца за руку и заглянула ему в лицо. Он был хмурый, и Поля тоже опустила голову, надула губы...

– Ты с нами? – спросил отец. – Тебе же тут будет интереснее.

Она замотала челкой. Бабушка была все-таки сердитой, а Эркемен... Сегодня он так гордо проскакал на лошади и даже не посмотрел в ее сторону.

Отара медленно катилась по склону горы, где так просторно и солнечно рослось великаншам лиственницам.

И вдруг Поля замерла, чуть не задохнувшись от восторга. Между деревьями, до пояса скрываясь в высокой траве, стояли громадные кусты красной смородины, пунцовые от ягод снизу доверху. Танцуя от радости, все еще не смея представить, что это растет просто так, девочка приближалась к этим кустам, которые просвечивали насквозь, как красное стекло.

Перезрелые ягоды катились из-под пальцев, она стала срывать их ртом...

Нетронутые кусты один за одним тянулись бесконечными, спокойными рядами.

Поля набрала полные горсти ягод и помчалась догонять отца. Рыская в траве, она выбралась на тропинку, проложенную овцами, и побежала по ней в ту сторону, где маячила отара. И она тут же разроняла все свои ягоды, потому что наскочила на море цветов. Конечно, они росли дико, но это были не дикие цветы. Левкои, ветры, розовые колокольчики, настоящие анютины глазки и другие, она не знала, как их зовут, но у них в городе они жили только в палисадниках. Пораженная видом этих непуганых цветов и чуть не плача от возбуждения, Поля прижималась к ним щеками, рвала и целовала незнакомые меховые звезды, синие мельнички, игольчатые ромашки.

Подхватив охапку сорванных цветов, она бросилась, наконец, искать отца.

Он уже шел ей навстречу.

– Папа! – прошептала Поля, не в силах больше вымолвить ни слова, и протянула ему цветы. Отец улыбнулся и привлек ее к себе.

– Поля, это уже лето кончается, цветов-то мало, а сначала все играет! Как будто радугу опрокинули!

Они сели на поваленное дерево и стали перебирать цветы.

– Вот это кукушкины сапожки, – сказал отец, – а эти... даже не знаю, как тебе перевести. Ну вот, у солнца есть сыновья. А эти цветы – их жены.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены