Обречен на победу

Николай Леонов| опубликовано в номере №1407, январь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Спасибо, до свидания, — и повесил трубку. Лева поднялся и чуть напыщенно произнес:

— Здравия желаю, товарищ генерал-майор.

Турилин оглядел Гурова, подумал о времени, которое неумолимо. Вот и Лева Гуров — не худенький голубоглазый юноша, краснеющий по любому поводу. Плечи распахнулись, глаза из васильковых стали темно-синими, хотя сейчас и не разберешь: спиной к окну сел, кресло не любит.

 

— Здравствуйте, Лев Иванович. — Турилин старался отодвинуть от себя неприятный телефонный разговор, сосредоточиться, нашел среди бумаг конверт, протянул Гурову.

Год назад в Москве были совершены два разбойных нападения. Уголовное дело вела прокуратура, розыскным занималась группа Гурова. Хвастаться успехами не приходилось. Приметы преступников, как выражаются розыскники, были нормальные, то есть возраст — от двадцати до сорока, рост — средний, телосложение — нормальное, волосы — русые. На месте преступления оставлены две гильзы от пистолета «ТТ».

Документ, который держал в руке Гуров, был заключением баллистической экспертизы: из пистолета, который разыскивал майор Гуров, убили еще трех человек. Разбойные нападения были совершены далеко от Москвы, за Уралом.

Когда два умных человека знают друг друга давно, порой это разговор не облегчает: неудобно произносить вещи очевидные. Задавать риторические вопросы тоже глупо.

Ужав свой ответ до минимума, Гуров сказал:

— Надо подумать, товарищ генерал. Турилин поморщился.

— Считай, что я твои поздравления принял, и прекратим. — Он помахал перед лицом, будто Гуров курил и дым раздражал генерала. — Думай вслух.

Гуров покосился на притаившийся телефон, словно выясняя регламент.

Турилин знал, что Лева любит расхаживать по кабинету.

— Можешь встать и побегать, если иначе у тебя застой мысли. — Он откинулся на спинку кресла, незаметно потянулся.

Гуров легко поднялся, прошелся по ковру, чиркнул пальцем по столу заседаний, но вензеля не получилось, на столе не было ни пылинки.

— Конечно, следователь прокуратуры и я кое-что накопили... Однако... У меня это дело, к сожалению, не единственное. Лететь туда или нет, я решить не могу. Будет результат, не будет? Вы многого от меня хотите, Константин Константинович. Я не гений, я только учусь.

— Что не гений, согласен. Собирайся в командировку. Отвези заключение в прокуратуру, получи задание от следователя. Возможно, он тоже вылетит. — Турилин улыбнулся и без всякого перехода спросил: — Как ты живешь, Лева?

— Живу. — Гуров состроил гримасу, должную обозначать, что он доволен не слишком. — К Москве давно привык. Если честно, обратно не тянет. Вспоминаю, конечно.

— Ты когда Крошиным по ипподрому занимался, с наездницей познакомился. — Турилин задумался. — Нина, фамилию запамятовал...

— У нее сын в школу ходит. В прошлом году приезжала с мужем, виделись.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Остров метелей

Отечество

Самые строгие судьи

Из книги Рината Дасаева

Провожая в армию

Девять парней одного призыва. Начало