Обречен на победу

Николай Леонов| опубликовано в номере №1407, январь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Спасибо, — Гуров кивнул. — Хочется лечь пораньше.

— Ну, была бы честь предложена, — легко, без обиды согласился Усольцев и озорными глазами оглядел свадьбу. — Мужики, у всех женщины, а мы словно двоюродные. Пойду звякну.

Гуров ждал, пока принесут заказ. Счастье — в выполнении желаний, думал он, пусть и самых обыденных. Сейчас я пойду в номер, съем бутерброды, запью минералкой, позвоню Рите. Завтра Москва.

Конечно, старший оперуполномоченный МУРа — человек привычный к расчетам и составлению планов. Но он только человек.

Убийство, которое обрушится на Город через сорок минут, уже предрешено.

И Гурову завтра в Москве не быть.

2. Старший оперуполномоченный МУРа Лев Гуров

Секретарша Турилина перестала печатать, внимательно посмотрела на Гурова, на миловидном лице ее появилась улыбка. Светлана вытащила из ящика стола гребешок, протянула Леве.

— Пригладьте хохолок, майор. Неприлично.

— Все цветешь, Света. — Лева Гуров провел гребешком по макушке, взглянул на массивные, выступающие из стены, словно бабушкин шкаф, двери.

— Он один, — сказала Светлана. — На личном фронте без перемен?

Гуров взглянул на девушку, театрально вздохнул:

— Где были мои глаза, куда я смотрел? — Он нажал на бронзовую ручку и вошел в двери шкаф.

Перешагнув порог, Гуров вытянулся, хотел уже произнести заготовленный экспромт-поздравление, но Константин Константинович, прижимая плечом телефонную трубку, указал на кресло.

Гуров работал с Константином Константиновичем Турилиным около десяти лет и знал его хорошо. За эти годы Гуров возмужал, стал старшим оперуполномоченным и майором, вместе с начальником переехал в столицу. Полковник Турилин поднабрал седины, а вчера ему присвоили генерала.

 

Гуров бывал порой стеснительным, но не робким, однако в этом кабинете внутренне заковывался. Что так действовало, неизвестно. То ли длинный стол для совещаний под конвоем прямых стульев молча намекал: мол, здесь сиживают люди не тебе ровня, укороти шаг, говори тише. Возможно, телефоны, настороженно молчавшие на отдельном столике, напоминали готовую к залпу артиллерийскую батарею, и человек, чувствуя их готовность, старался быть предельно кратким.

В общем, кабинет Константина Константиновича обладал загадочной способностью все уменьшать: и проблемы, и речи. Или просто в этом кабинете люди и события приобретали свой действительный объем и вес?

Сегодня Гуров себя чувствовал относительно вольготно, он ничего отстаивать не собирался. Генерал вызвал, майор явился.

Турилин, как все розыскники, редко носил форму и сегодня был в темном костюме, светлой рубашке со строгим галстуком. Генеральского мундира Леве увидеть не удалось.

Константин Константинович сказал:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Покушение на планету людей

Мир капитала: военное безумие

Кому играть Вронского

О преемственности театральных традиций, о духовном воспитании молодых актеров

Самые строгие судьи

Из книги Рината Дасаева