Ивен Хантер. «Падший ангел»

Ивен Хантер| опубликовано в номере №1743, январь 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Напоминаю, в тот вечер цирк был набит под завязку. Зрители сидели, стояли, висели на кана¬тах - повсюду. Первые ряды были заняты «шишками», лишь терпевшими мое, прямо скажем, довольно посредственное шоу, с нетерпением дожидаясь появления Главного Чуда - Падшего Ангела.

Я вышел на арену и с жалкой улыбкой пролепетал:

- Прошу прощения, господа, но пришла пора объявить следующий номер...

Обитатели первых рядов сверкнули зубастыми улыбками, понимающе кивнули, блеснули золотыми запонками и заколками для галстуков, пыхнули дымом первоклассным кубинских сигар, и мне вдруг ударила в голову совершенно дикая мысль: «ДА, МАЛЛИНЗ, ТЕПЕРЬ ТЫ МОЖЕШЬ ДО ТОШНОТЫ ОБКУРИТЬСЯ ЭТИМИ ПРОКЛЯТЫМИ СИГАРАМИ, НО ДУШУ-ТО СВОЮ ТЫ УЖЕ ПРОДАЛ!»

Но стоило мне объявить номер, как я испытал настоящее потрясение, увидев рядом с собой всех своих воздушных гимнастов: Сью-Эллен, Фарнингса, Эдварда и... Падшего Ангела. Стоило мне глянуть на Анджели, пересекавшего луч прожектора, все мои сомнения отпали разом - он не отбрасывал тени.

И тут. я с изумлением увидел, как вся моя воздушная труппа проворно поднялась по лесенкам на трапеции. На лице Анджели играла победная улыбка, но лица остальных троих были крайне напряжены и серьезны.

Они проделали несколько трюков, однако по выражению лиц «больших шишек» было видно, что для них это обычное дело - не более того. Повернувшись к оркестру, я вскинул руки и, постепенно нагнетая напряжение, выкрикнул:

- А теперь, леди и джентльмены, Падший Ангел исполнит перед вами свое смертоубийственное, леденящее кровь, душераздирающее тройное сальто на высоте ста пятидесяти футов под куполом цирка без страховки!

Сью-Эллен послала свою трапецию к нему, Анджели: свою - ей навстречу. Сью-Эллен, поймав его за запястья, принялась его раскачивать. и все вокруг затаили дыхание, предчувствуя, что за этим последует. И только я один знал, что случится, если он и в самом деле упадет. Наша сделка. наша дьявольская сделка. Я и Сью-Эллен, приготовившаяся к прыжку Анджели, как пантера.

Чарли, как обычно, выбил свою барабанную дробь, от которой волосы вставали дыбом, резко смолк, и, Анджели, отпустив трапецию, перекувыркнулся в воздухе раз. два. три. но ладони Сью-Эллен впились в его запястья мертвой хваткой! Снизу я не видел его лица, но, казалось, он отчаянно пытается вывернуться. Этой секунды хватило, чтобы сзади подлетела трапеция с Эдвардом - Эдвардом Великим!, - мгновенно сцапавшим его за щиколотки. Анджели хлопнул в ладоши и бешено засучил ногами, пытаясь осво-бодиться, но тот сработал безукоризненно. Вместо того, чтобы обхватить его за талию, он пустил трапецию назад, и запястья Анджели испытали на себе стальные объятия Фарнингса!

Тот, словно младенца, подбросил Анджели верх, его мгновенно перехватила Сью-Эллен и без промедления отправила обратно. Только тут до мфеня начало доходить, что на высоте ста пятидесяти футов происходит настоящее сражение! Затем Фарнингс перепрыгнул на трапецию Сью-Эллен, и они оба синхронно соскочили на промежуточные маты. После чего Эдвардс, совершив изящнейший кульбит, перевернул Анджели с ног на голову и аккуратно, словно младенца, водрузил его между Сью-Эллен и Фарнингсом, не замедливших заключить его в крепчайшие объятия!

Слушая негодующий свист и улюлюканье толпы, я не мог сдержаться от улыбки. Какая раз¬ница! «Большие шишки» выказывали первые признаки беспокойства, хотя им и доводилось слышать, что Анджели, бывает, падает в самый последний момент, так что по-прежнему оставались на местах. Однако сегодня Анджели упасть не было суждено, ибо Сью-Эллен, что было сил, цеплялась за его запястье, а Фарнингс - за лодыжку. Постепенно зрители начали вставать и расходиться, - а вслед за ними и "большие шишки" с мрачными минами на физиономиях, про¬клиная меня, на чем свет стоит.

Когда ко мне подскочил Анджели, на его лице вместо обычной улыбки багровела столь яростная гримаса, словно он был готов взорваться.

- Ты надул меня! - выкрикнул он. - Провел, как мальчишку!

- Пошел ты к черту! - негромко сказал я ему и. он мгновенно исчез!

Ну, что тут еще добавить? Я - не Джон Рин-глинг Норт, известный на весь мир. Я по-прежнему владею всего лишь маленьким, средней руки шапито, приносящим мне небольшой регулярный доход, а также целую кучу проблем в придачу. Зато по-прежнему сохранил свою бессмертную душу, а кроме того - еще одну, которая откликается на имя Сью-Эллен. И вы считаете, что этого мало?

 

 

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Паоло Джордано

Физик по образованию, писатель по призванию

Плач на огненном коне

Эта картина - одно из самых известных полотен Третьяковской галереи. А ведь в России ее не видели почти сорок лет – с 1914 по 1950 год!

Янтарное сокровище Гаскони

Eaux-de-vie, вода жизни, живая вода - так называли этот обжигающий напиток из винного спирта.