Играем в «спринт»

Николай Оганесов| опубликовано в номере №1380, ноябрь 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Имей совесть! Откуда пять?

– Пусть не пять. Пусть три с половиной. Какая разница? А моральный ущерб? Кто мне возместит моральный ущерб? Кузя доил меня как хотел. Я ему ни в чем не отказывал. Давал по первому требованию. И вот благодарность. Украл идею, которой цены нет, обвел вокруг пальца...

Вчера я уже слышал нечто подобное из уст Витька. Он тоже обвинял Кузнецова во всех смертных грехах, но не успел сказать, в чем, собственно, они заключаются. Стас восполнил этот пробел. Размягченный перспективой получить крупный куш, он утратил былую сдержанность и выкладывал все новые подробности:

– Предлагал ему как человеку. Обделаем дельце – выручку пополам. Фифти-фифти. Забирай свою долю и мотай на все четыре стороны. Хоть на Камчатку. Что его держало? Детей нет. С женой не клеилось. А с таким капиталом везде бы пристроился. Жил бы как король. Нет, отказывался, чистюлю из себя строил. Тоже мне, шериф задрипанный. И так его умолачивал и этак. Ни в какую. Тогда я ему условие поставил. Или долг отдавай, или соглашайся. И срок назначил – пятнадцатое. А он видишь что выкинул, идеалист наш! Кусок пожирней взять захотел. Сколько он тебе выделил?

Я не ответил, однако Стаса это не смутило.

– Не хочешь, не говори. И так ясно, что половина его не устраивала. Половину и я ему давал... – Он вздохнул. – Эх, Кузя! Жадность одолела. Послушал бы моего совета, может, до сих пор был бы жив...

– Письма на Приморскую ты писал? – спросил я. – С буквами из газет?

– Это так, каприз художника. – Он допил свой «Чинзано» и посмотрел на часы. – О, пора. Итак, дорогой Вальдемар, я весь внимание. Что скажешь?

В свое время я сдавал экзамен по финансовому праву, но мой личный коммерческий опыт был слишком мал, чтобы тягаться с таким асом. Впрочем, в подобных сделках особенно больших знаний и не требуется.

– Двадцать процентов, – сказал я.

– Это несерьезно, – мгновенно отреагировал он.

– Двадцать, и ни одним больше.

– Однако ты скуп.

– И на том скажи спасибо. Замок-то все же я открывал, а не ты.

Очевидно, последняя реплика мне удалась: Стас перестал спорить и изменил тактику.

– Хорошо, – сказал он. – Есть другой вариант. Надеюсь, он тебе больше понравится. Слышал о таком понятии – файр плей?

– Честная игра, – перевел я.

– Вот именно. Я предлагаю тебе честную игру и не претендую на всю сумму. Я согласен ограничиться валютой. Она перейдет ко мне полностью. Все, что вы взяли в советских дензнаках, остается тебе. Ну как?

Это предложение только выглядело уступкой. Несомненно, оно и было тем единственным вариантом, на который он делал ставку с самого начала. Не вызывала сомнений и подоплека его «честной игры»: просто Стае не знал, какая часть выручки была в наших деньгах, понимал, что здесь его легко надуть, зато с моих собственных слов знал, сколько у меня валюты, и решил заполучить ее полностью. Он понимал и то, что я догадываюсь об этом, и теперь боялся напороться на отказ.

– Ну что, по рукам? – Он начинал нервничать. – Прости, но я вынужден напомнить тебе про телефон. Ноль-два никогда не занято.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены