Этот трудный возраст…

Виктор Рожков| опубликовано в номере №1194, февраль 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

Наставник – понятие, несущее в себе замечательные свойства Учителя и Мастера. Движение наставничества, заботливо пестуемое Коммунистической партией, сформировалось в явление огромной политической, социальной и нравственной силы. Оно оказывает решающее влияние на становление молодого рабочего поколения.

Завод ли, стройка, профтехучилище – повсюду наставники стараются не только помочь своим подшефным хорошо работать, учиться, но и стремятся раскрыть их лучшие задатки. Жизнь дает немало примеров того, как ученики, перенимая опыт

старших, развивая его, еще в молодые годы сами вырастают в наставников. Цепочка знаний, мастерства, высоконравственного отношения к труду непрерывна. Благодаря наставничеству миллионы молодых производственников расценивают свое рабочее место как государственный поет!

В редакцию «Смены» приходит немало писем, авторов которых интересует широкий круг вопросов о взаимоотношениях наставника и ученика. В предлагаемых читателю материалах рассказывается об опыте наставничества, о воспитании личности молодого рабочего.

Воспитание подростка в труде... Никто никому не даст на этот счет готовых рецептов и безоговорочных оценок. Потому что это – искусство. А оно тем и чудесно, что в нем многое спорно. Даже при большом опыте горьких выводов и трудно постигнутых истин ни один мастер не скажет: «Это надо делать только так». Мне думается, важен по-настоящему лишь собственный опыт, добытый ценой ошибок, порой мучительных, ценой постоянных поисков.

В системе профессионально-технического образования произошли большие перемены – после серьезных и очень деловых постановлений партии и правительства, направленных на укрепление ее в условиях научно-технической революции. Никогда еще жизнь, учеба, становление молодых рабочих не привлекали такого широкого и пристального внимания, как сейчас. Усилена работа по подбору кадров мастеров производственного обучения, училища оснащаются новейшей современной техникой. Гармоническое развитие подростков, их нравственное воспитание предъявляют новые и новые требования к мастеру ПТУ.

И тут я должен с некоторой горечью задать вопросы тем, кто сегодня пришел к подросткам в училище:

– Что принесли вы с собой? Что готовы щедро и бескорыстно отдать своим воспитанникам? Хватит ли сил и терпения на этих беспокойных, подчас упрямых и отнюдь не простых мальчишек? Не придут ли горькое разочарование и отчаяние после первых педагогических ухабов? Заставите ли вы по

утрам ожидать вас с нетерпением? Поверят ли они вам?..

Из многих компонентов складывается работа в ПТУ. Когда молодой мастер, подойдя ко мне, беспомощно разводит руками и произносит: «Ты, поди, привей любовь к работе этому чудовищу Сашке Аркуше или Лешке Миневичу», – я, откровенно говоря, не знаю, что ответить этому мастеру, и, честно говоря, не хочу.

По одной лишь причине.

Мальчишку – самого трудного, самого запущенного – надо, прежде всего уважать. Кроме того, непременно надо узнать о нем все, что скрыто от людских глаз. От школы, от товарищей, даже от мамы. Не ждать и не надеяться, что от одной или двух бесед по душам произойдет чудо.

Письмо от Володьки Алешина...

«Жив я, Виктор Андреевич, и здоров! Чего желаю и вам! Пришли на Урал. От самой Бухары тянули газопровод. Швов тыщу штук положил! Правда! С премии купил себе роскошный баян. Мечта идиота. Только не смейтесь! Учусь играть по вечерам...»

Я представил себе вечер в степи, полевой монтажный вагончик. И Володьку. Склонил свою вихрастую с выгоревшими за лето волосами голову над баяном и играет что-то тихое, только ему понятное.

Далеко же забросила парня судьба! Вспомнил я, как намучился с этим парнишкой из «Калужской губернии». До сих пор в памяти строй группы перед началом практики. В нем, как правило, отсутствовал по неизвестной причине Володька.

Он исчезал всегда внезапно. Среди бела дня, прямо с уроков. Появлялся в общежитии уже к отбою. Я знал, что в Москве у него не было ни родных, ни знакомых. В ответ на мои терпеливые расспросы Володька отмалчивался или неопределенно улыбался.

– Чего с него взять? По шее за такие штучки надо! – говорил староста Яша Никитин. – Всю группу своими прогулами назад тащит...

– И зачем таких в столицу учиться зовут? – искренне удивлялся Федя Лобецкий. – Чего с ним нянчиться? Пусть домой едет...

Я как можно строже обрывал сердитых пареньков и старался – безуспешно – проникнуть в причины столь частых исчезновений Алешина. Мало того, что Володька «наматывал» нам прогулы, он стал хуже учиться, с каждым днем становился все более рассеянным, все более равнодушным к жизни в группе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены