Борис Пантелеймонов. «Страшная книга»

Борис Пантелеймонов| опубликовано в номере №1728, октябрь 2008
  • В закладки
  • Вставить в блог

— В каком ты образе, Феодор, — начинает он, — в каком подобии? Для чего деньги в руки безумного?

Федя угрюмо молчит.

— У кого горестные восклицания? У кого стоны? У кого ссоры? У кого пустословие? У кого безвинные побои? У кого мутные глаза? — восклицает отец Василий. — У тех, которые сидят до позднего времени за вином, у тех, которые хотят отведать напитка, растворенного с пряностями. Не смотри на вино, как оно краснеется, как оно искрится в чаше, упадает ровно. Впоследствии оно укусит, как змея, и ужалит, как василиск. Так говорит писание.

Федя безнадежно молчит. Отец Василий посмотрел на его синее, одутловатое лицо и, поднимаясь, скорбно говорит:

— И если какому человеку Бог дал богатство и имущество, и дал ему власть пользоваться от них и брать свою долю, и наслаждаться от трудов своих, то это дар Божий. А что ты делаешь с даром?

Стоя на пороге, он заключает:

— У богатого много друзей. Только что толку? С кем ты спутался, оглашенный?

В душе Федя считает, что во всех его несчастиях виноват отец Василий. Зачем, все-таки, он тогда, в первый раз, пришел к нему? Почему он его пугал, как будто Федя уже потерял деньги? Что ему было известно тогда, и почему он не сказал?

Правда, книжка терзала еще больше. Но то книжка, а то человек, священник. Не сам ли он говорил, что составлять много книг — конца не будет, и много читать утомительно для тела.

Нехорошо поступил отец Василий.

В угаре самого черного хмеля является Федя к отцу Василию. Батюшка возрадовался:

— Ну, вот, давно бы так. Каяться пришел?

— Церковь покупать пришел, — едва ворочая языком, говорит Федя. — Как капитал мне позволяет, то хочу купить себе церковь. Только цен я не знаю, почем они сейчас ходят. Ты уж определи правильно.

Отец Василий в испуге отшатывается, набирает воздух.

— Моя будет церковь, и пускать в нее будем по выбору, — торопится сказать Федя, — а колокола снимем, мне они в другом месте нужны будут.

— Они нам в другом месте надобны будут, — высовывается из-за спины Феди дед.

Что случилось, не поверить. Небывалое происшествие на базаре. Впереди идет дед, очищая дорогу Феде и его приближенным — пьяная ватага мужиков.

— Сейчас весь базар будем покупать, — объявляет дед. — Эй, говори ваши цены, покупаем все, знай наших.

Федя, не глядя, раздает кредитки — задаток по указанию деда. Мужики рвутся к купцу, отталкивая друг друга, бабы надсадно кричат, вызывая отлучившегося мужа, дети заливаются плачем, со стороны видно только толпу, в середине которой скачет и беснуется дед, загораживая Федю.

— Чей воз? — орет дед. — Покупаем, бери задаток. А это чей?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Вирус

В эти непростые дни поддерживает наших читателей поэт Анатолий Пшеничный

в этом номере

Королевская фаворитка

Агнесс Сорель и картина «Мадонна с младенцем»