Веточка

А Волошин| опубликовано в номере №683, ноябрь 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Расскажи, как ты здесь управлялся с кровлей?

- Так ведь вас же не было, Петр Степанович, - потупился тот. - Кому же больше управляться?

Густая краска выступила на скулах Петра, он сказал сдавленно:

- Меня не было, потому что я... не мог быть. Скажу тебе запросто: если начальник наглупил один раз - это не значит, что подчиненный должен повторять точь - в - точь такую же глупость. Ясно? Запрещаю без моего ведома соваться, куда не положено! - И уже другим тоном, по - товарищески добавил: - Жить нужно, Саня, жить! Работы, и радости, и любви у тебя впереди - край непочатый!

Прошло много - много лет. Отгремела Отечественная война, великими человеческими трудами и надеждами заново расцвела земля, собрались вместе люди, раскиданные грозным военным ненастьем, шахтеры пробурили десятки новых шахт, строители подняли из руин множество городов, а народ заселил их. По - прежнему, как водилось издавна, вставало солнце над трудолюбивой страной, дымили заводы и фабрики, сзывая гудками очередные смены, летними вечерами кричала детвора в садах и скверах, и, может быть, в один из таких вечеров в просторном кабинете одного из руководителей нашей кузбасской угольной промышленности раздался короткий телефонный звонок.

Седой человек в легком парусиновом костюме, не торопясь, отложил в сторону папку с бумагами, кивнул старому сухонькому человеку в таком же парусиновом костюме и поднял трубку.

- Слушаю, - сказал он и сразу же кивнул: - Принесите...

Вошел секретарь и положил на стол квадратик телеграммы.

Седой командир распечатал ее, прочитал бегло, вдруг лег грудью на стол, перечитал внимательнее, еще раз перечитал и смешно, как - то по - мальчишески потянул носом воздух.

- Что - нибудь случилось, Петр Степанович? - спросил обеспокоенно тот, который, очевидно, был в кабинете на приеме.

- Случилось? - переспросил Петр Степанович и приподнял густые брови над повлажневшими серыми глазами. - Пока нет, Дементий Кириллович, но сегодня случится! Едет!

- Опять из министерства?

- Лучше! Сонюшка. Веточка едет! - И тут же распорядился по телефону: - Машину к восемнадцати. Справьтесь, как приходит шестьдесят второй, без опоздания?

Дементий Кириллович, с темной сеткой морщинок на лице, основательно ссутулившийся, в больших роговых очках, пригладил пальцами коротко стриженные седые волосы на висках и задумчиво кивнул, глядя в окно:

- Годы... Сколько, Петр, прошло с тех пор? Двадцать три?

- Двадцать два... Она у меня теперь профессор, прямо профессор пения, с отличием закончила консерваторию... Беспокойную для отца должность выбрала... Веточка.

- Ничего, - проговорил Дементий Кириллович, - эта веточка от надежного корня. А помнишь тот вечер: огня ты не зажигал, на столе бутылка вина, в углу колясочка с дочкой, и ты, подперев голову рукой, поешь...

- Такое не забывается... Жалко, что тетушка ее, Зоя Степановна, не дожила до сегодняшнего дня, она ведь на своих руках Веточку выносила...

Петр Степанович поднялся из - за стола, распрямился во весь свой недюжинный рост и, как бывало в прежние времена, крупно зашагал по кабинету. Из дальнего угла, остановившись на повороте, он сказал:

- Год не видел и боюсь, что не узнаю... Нет, вру, узнаю за километр, по одному голосу!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены