Цена «клубнички»

Евгений Федоров| опубликовано в номере №1484, март 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

Натуралистическая смелость кино в изображении интимных отношений продолжает нарастать

В последнее время экраны кинотеатров захлестнула волна фильмов, содержащих элементы эротики. И надо сказать, что их натуралистическая смелость в изображении интимных отношений продолжает нарастать. В каком направлении несется этот поток? Сметает ли он ханжескую мораль застойного прошлого или увлекает советских граждан в бездну буржуазной идеологии и ее проводника — порнографии?.. Владельцы видеомагнитофонов давно уже столкнулись с этой проблемой, причем не только с ее моральным аспектом, но и с юридическим. Об этом и других вопросах видеокультуры наш корреспондент Евгений Федоров беседует с кандидатом философских наук, кандидатом искусствоведения, председателем экспертной комиссии по уголовным делам, связанным с видеопродукцией, Владимиром Боревым.

— Не секрет, что многие люди попали под суд только из-за того, что имели несчастье смотреть дома видеофильмы, признанные официальными инстанциями порнографическими... Не могли бы вы назвать наиболее типичные дела, проясняющие суть проблемы?

— Суть, как вы говорите, в том, что человек попадает в тюрьму за преступление, которого не совершал.

Майор Советской Армии, ветеран и инвалид Великой Отечественной войны, кавалер 10 боевых наград Александр Артемьевич Кузьмин из Уфы был осужден по статье 228 УК РСФСР и, несмотря на все былые заслуги и почтенный возраст, провел в тюрьме два с половиной года за совершенно невинные фильмы.

Москвич Валерий Акимович Столяров, по случайности тоже военный — подполковник в отставке, — провел в изоляторе временного содержания среди убийц и грабителей 15 месяцев, и только после этого Экспертная комиссия при Прокуратуре СССР, просмотрев видеокассеты, изъятые у Столярова, пришла к выводу, что ни одна из них не содержит порнографии или пропаганды насилия. Валерий Акимович был признан невиновным «за отсутствием состава преступления». Относительно легко отделались москвичи В. Пронин и В. Ларин: штрафы по 300 рублей плюс конфискация злополучных видеокассет с фильмами «Частные уроки» и «Последний девственник в Америке».

Кстати, из-за последнего фильма пострадал и бывший житель города Северодвинска Г. Лаврухин, с января 1986 года отбывающий срок в местах не столь отдаленных. «Компетентными специалистами» фильм был признан порнографическим, и это дало повод прокурору Архангельской области

B. Мыльникову сообщить заключенному неутешительные вести: «Оснований для принесения протеста в порядке надзора не усматриваю».

Врач из Уфы Г. Ойринг получил по максимуму — 3 года лишения свободы за фильм «Греческая смоковница» (наиболее пикантные моменты из этой ленты были показаны по ленинградскому телевидению в программе «Лятое колесо»), а также за фильмы, признанные горе-экспертами «условно-порнографическими» (?!) — с участием звезды мирового кино Чарльза Бронсона «За десять минут до полуночи», а также «Крестный отец» и «Пришелец из космоса» (!!).

Этот список можно продолжить. Но что особенно страшно: за каждым «видеоделом» — изломанная человеческая судьба. Среди пострадавших можно назвать И. Райцина из Черновцов, C. Важенина из Свердловска, В. Гадрогека из Шадринска. Почему-то наши правоохранительные органы считают, что гораздо лучше человека посадить, нежели подвергнуть штрафу (что предусматривает статья 228), несмотря на то, что он попался первый раз, что он — заслуженный человек... Но, впрочем, даже те немногие, кто отделался выплатой штрафа, все равно оказались в жутком, я бы сказал — экстремальном, положении. На работе от них шарахаются, как от маньяков, любителей «клубнички», дома, как правило, развал семьи. Эти люди получили тяжелейшую психологическую травму.

— У вас в этом грустном перечне вместе со словом «порнография» прозвучало и слово «насилие». Насколько я знаю, существует еще одна статья, 228-прим, УК РСФСР, которая призвана карать в тех. же пределах, что и статья 228, но уже за фильмы, пропагандирующие «культ насилия и жестокости». Честно говоря, этого культа в кино я совсем не понимаю...

— Должен вас обрадовать: в новую редакцию УК РСФСР формулировка о пропаганде насилия и жестокости средствами кино не войдет. И считаю это очень важным и нужным шагом, ибо при действии этой статьи любой видеовладелец мог оказаться за решеткой практически за любой зарубежный видеофильм. Нам удалось доказать абсурдность подобной постановки вопроса. Ведь, скажем, в мультфильме «Ну, погоди!» каждые десять секунд совершается акт насилия и жестокости. А что уж говорить о таких фильмах, как «Одиночное плавание» или «Пираты XX века»?! В зарубежных же фильмах, в силу традиций западного кинематографа, сцены «насилия и жестокости» еще более рельефны, натуралистичны... И хотя. большинство из них не являются самоцелью создателей фильма и несут зачастую заряд, направленный на то, чтобы вызвать у зрителей отвращение к самому акту насилия, тем не менее, вырванные из контекста фильма, они представляют угрозу для всех владельцев видеомагнитофонов.

Примерно то же происходит и с эротическими фильмами. Например, тот же злополучный «Девственник», повествующий о первых шагах американских школьников по дорогам любви, ничуть не сильнее в «сексуальном воздействии» (если не слабее), чем «Маленькая Вера» или «Меня зовут Арлеки-но»... Следуя логике статьи 228 в ее «традиционном» применении, нужно было бы возбудить уголовное дело против создателей этих советских фильмов, а всех зрителей посадить в следственный изолятор до окончания судебного разбирательства.

— Владимир, скажите, а почему даже те владельцы видеомагнитофонов, которым запретный плод горек, все-таки меняются кассетами подпольно, украдкой?

— Думаю, здесь существуют две причины: юридическая и социальная. Последняя заключается в том, что видеомагнитофон до сих пор является символом материального благополучия, граничащего с роскошью. Если есть «видак» — значит, человек ловко устроился: либо в «загранку» мотается, либо ворует. ...Купить видеомагнитофон с рук — надо иметь очень большие деньги, ведь в открытой продаже их нет. Короче, владелец видео вызывает неприязнь у многих. Но, думаю, с течением времени видеомагнитофон станет такой же повседневной вещью, как и телевизор, радиоприемник, и проблема исчезнет сама собой.

Сложнее дело обстоит с юридическими эксцессами, вызванными несовершенством современного законодательства. Людям свойственны беспечность и святая вера в справедливость правосудия. Не являются исключением и владельцы видеомагнитофонов. Большинство из них лишь понаслышке знают о существовании статьи 228 УК РСФСР. (Кстати, ознакомиться с ней даже при желании не так уж просто: Уголовного кодекса в продаже практически не бывает, да и не во всех библиотеках его можно получить.) Так вот, эта статья в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 года гласит: «Изготовление, распространение или рекламирование порнографических сочинений, печатных изданий, изображений или иных предметов порнографического характера, а также торговля или хранение с целью их продажи или распространения — наказывается лишением свободы на срок до трех лет или штрафом до трехсот рублей с конфискацией порнографических предметов и средств их производства». Именно эта статья и служит в руках правосудия карающим мечом, поднятым над головами всех видеовладельцев. Именно она стала причиной многих шумных видеопроцессов, суровых приговоров, поломанных судеб.

— Статья довольно лаконична... Мне кажется, даже чересчур. В ней, например, не объясняется, что такое порнография, из-за которой и определяются наказания.

— Совершенно верно. Более того, если мы заглянем в комментарий к Уголовному кодексу РСФСР, то найдем там следующее определение порнографии: «Это непристойные издания, цинично изображающие половую жизнь и имеющие своей целью нездоровое возбуждение половых инстинктов». То есть для того, чтобы фильм, содержащий сцены интимных отношений героев, подпал под действие статьи 228, он должен быть непристойным, циничным, возбуждать половые инстинкты. И, наконец, эти инстинкты должны быть нездоровыми.

Опять-таки получается замкнутый круг из нерасшифрованных понятий. Авторитетные советские печатные источники не могут дать на этот счет вразумительного ответа. Как правило, сия щекотливая тема деликатно оставляется в тени. Поэтому жутко любопытно, является ли, скажем, фильм порнографическим, если он непристоен, но не циничен или циничен, но не возбуждает «половых инстинктов», а если возбуждает, то здоровые?

— Но, видимо, существуют экспертные комиссии, поднаторевшие в определении порнографии?..

— К сожалению, до недавнего времени в запале борьбы с «западной идеологией» и с ее «носителями» в лице владельцев видеомагнитофонов именно эти, с позволения сказать, комиссии поналомали дров. Сама ситуация в стране в недалеком прошлом как нельзя лучше соответствовала лихим решениям судов: видео — порождение Запада и, значит, по самой своей сути несет западную идеологию в дома наших неискушенных граждан. Примерно так рассуждали облеченные властью чиновники. Ведь точно так же боролись в свое время с рок-музыкой, авангардной живописью… Положение усугублялось еще и тем, что в комиссии экспертов входили не очень-то компетентные в вопросах искусства люди: юристы, гинекологи, урологи, представители правоохранительных органов, ветераны партии и даже ветеринары. А вот специалистов, то есть искусствоведов, киноведов, которые могли бы квалифицированно оценить тот или иной фильм в комиссиях явно не хватало. Это и породило в последние годы целый шквал видеодел.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о весьма неоднозначной личности – графе Алексее Андреевиче Аракчееве, о замечательном русском писателе Константине Станюковиче, об одной из загадок отечественной истории, до сих пор оставшейся неразгаданной – о  тайне библиотеки Ивана Грозного, о великом советском и российском лингвисте, авторе многочисленных трудов по русскому языку Дитмаре Эльяшевиче Розентале, о легенде отечественного кинематографа – режиссере Марлене Хуциеве, окончание детектива Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Возвращение

Михаил Зощенко: «имел несчастье родиться сатириком...»

Путь к себе

Флагман отечественного станкостроения дал течь

Родительская суббота

Повесть. Окончание. Начало в №5