Шаги в преисподней

опубликовано в номере №890, июнь 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

Лагерь Дезерт Рок представлял собой маленькую кучку палаток в пыльной, лишенной деревьев, каменистой пустыне Невада, рядом — груда материалов и бараки с ценными инструментами, вокруг проволока и минные поля. Сам полигон находился в 10 милях, на Французской равнине. Ученые Комиссии по атомной энергии устроились в трех километрах от нашего лагеря в только что построенном городе Меркури.

Примерно через три недели после нашего прибытия в Дезерт Рок около меня появился какой-то штатский. Он сказал, что он профессор Гордарт из комиссии. Мы беседовали около часа, и я вскоре заметил, что он хотел узнать, что я умею. Наконец он выпустил кота из мешка:

— Вы бы не хотели работать у меня? Вы могли бы помочь мне подвести запальные приспособления.

— Какие запалы?

— Для бомбы.

— А какого они рода?

— Электронные установки.

— Как для ракет?

— Да, нечто вроде.

Вскоре после этого я был предоставлен в распоряжение Комиссии по атомной энергии, переехал в Меркури и получил красный пропуск. Теперь каждое утро я выезжал на «джипе» во Французскую равнину и монтировал на стометровой высоте у стальных башен запальные приспособления.

Однажды профессор пригласил меся к себе.

— Заходите ко мне, я хотел бы познакомить вас с некоторыми моими друзьями.

Уже полгода я сидел здесь, в пустыне, и все еще не имел никаких перспектив покинуть Дезерт Рок. Испытания уже два раза откладывались.

Я вошел в дом профессора. Он представил меня присутствующим и сунул в руку коктейль. Все вокруг стояли, как будто это был прием у президента и каждую минуту мог войти Эйзенхауэр.

Внезапно в комнате стало нестерпимо светло, настолько светло, я даже не могу сказать. Это было неописуемо, я был ослеплен. Когда я вновь смог открыть глаза, я заметил, что шторы были опущены.

— Профессор, это?..

— Это — ваше первое знакомство с мисс Меркури.

Он напряженно смотрел на часы и считал секунды. Через десять секунд

на улице загрохотало, как будто' ад вырвался наружу. Весь дом дрожал, стекла дребезжали. Это было страшно, ужасно. Животный страх охватил меня. Затем я заметил, что взрывная волна удаляется. Мы поспешили к двери. Я подумал: «Мир горит!» Небо было красное, как спелый апельсин. По другую сторону дома, невидимая из окна, находилась Французская

Равнина, и над ней колебался гриб. Мы стояли и не говорили ни слова, как завороженные, смотрели на это ужасно-прекрасное чудовище. Не промолвив ни слова, мы снова вошли в дом. Только тут я заметил, что все время держал в руке стакан. Я налил себе виски и проглотил его. Затем я пошел в свою комнату и бросился на кровать.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой теме

Гиперболоиды и гиперболы

Оптические квантовые генераторы (ОКГ), или, как их еще называют, лазеры, получили путевку в жизнь.

Сила, здоровье, красота

Поговорим о «культуризме»