Первые годы

Аркадий Кряжевский| опубликовано в номере №750, август 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

В Чоне (часть особого назначения) нам лихорадочно совали в руки винтовки и по обойме патронов, не спрашивая, умеем ли мы стрелять. Наскоро построившись, побежали к вокзалу. Стрельба была уже совсем близко. Какой - то полувоенный выскочил из - за угла.

- Куда вы? Убьют! За мной!

Прижимаясь к заборам, мы кинулись за нашим командиром. Он вывел нас проулком к дороге и показал наганом на мужской монастырь, раскинувшийся на возвышенности. Длинная каменная стена монастыря проходила по той стороне дороги; были отчетливо видны белые монастырские дома и высокая с золотым куполом церковь. На колокольне ее вспыхивали огоньки.

- Рассыпьтесь и ведите обстрел колокольни!

Мы «рассыпались». И вовремя. О забор с сухим, зловещим щелканьем ударили пули. Я очутился около рабочего, стрелявшего по монастырю. Мне очень хотелось выстрелить, но пока дрожащими пальцами я нащупывал курок, винтовка неожиданно выстрелила, ударив меня в плечо. Было и больно и радостно: так вот как стреляют! А рабочий, перезаряжая свою винтовку, вводил меня в курс событий:

- Монастырь восстал. Контрреволюционное монашье... Горсовет получил сводку: у монахов полно хлеба. Решили изъять. Подъехали, а ворота на запоре. Стучат - не открывают. Попробовали перелезть через забор - с колокольни ударил пулемет. Вот они, святые - то, что делают!

Перестрелка разгоралась. Вдруг мой сосед решительно поднялся.

- Да что тут сидеть... Ребята, за мной!

Мы перемахнули через дорогу, поползли вдоль монастырской стены и неожиданно обнаружили проем для стока воды.

- Ага! - радостно крикнул рабочий, махнув нам рукой.

Мы вползли во двор, поднялись. Вокруг шмелями засвистели пули, рабочий как - то странно споткнулся и упал на колени. В это время сзади раздалась команда:

- Ложись!

Но тут с другой стороны монастыря послышались громкие крики, вспыхнула яростная перестрелка, и вдруг все сразу оборвалось, смолкло. Теперь уже со всех концов двора к колокольне бежали люди с винтовками в руках. Вскочили и мы.

С восстанием было покончено.

Оставшихся в живых монахов сняли с колокольни. Бледные, в черных одеждах, они дрожали от яростных криков стеной подступавших к ним рабочих:

- Убить их, гадов! Чего смотреть?

Монахи только истово крестились.

Начальник гарнизона, заткнув за пояс наган, громко объявил:

- Монастырь этот - контрреволюционное гнездо ваше - закрывается! И чтоб сегодня здесь не осталось ни одного чернорясника!

В подвалах монастыря мы обнаружили сотни пудов муки, мясные туши, крупу, картофель. Послышались гневные голоса:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

В песках Алжира

Окончание. См. «Смену» №№ 13 - 15

Обратная сторона медали

Два письма из Швеции