Первые годы

Аркадий Кряжевский| опубликовано в номере №750, август 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Принеси справку об увольнении. Отправим.

Я - к комиссару. Он, хмурый и грозный, встретил меня вопросом:

- Ты что, забастовал? Почему не работаешь сегодня?

- Все! Отработал, Егор Иванович. Отпустите на фронт.

- Вот оно что...

Комиссар поднялся, пристально посмотрел на меня и вдруг, постучав по столу, стал решительно одевать свою кожаную тужурку.

Вошла секретарша.

- Всё! Я отработал. Ухожу на фронт.

Секретарша, остолбенев, смотрела, как комиссар тянул меня за руку, приговаривая:

- Пошли, пошли, парень! Пускай здесь все остается, люди сами себе как - нибудь хлеб добудут... Пошли!

Я упирался, начиная понимать комиссара. Багровея, он бросил на стол шапку, закричал:

- Черт тебя в душу!... Выйди, Ольга!

Полчаса честил меня комиссар, доказывая, что здесь тоже фронт, гремел кулаком по столу, но я не сердился, чувствуя, что он прав.

Этим и кончилась моя попытка уйти на фронт. Но я не оставил надежду и, признаться, по - прежнему мечтал о подвигах. Однажды об этом откровенно рассказал своему приятелю Ларионову.

- О подвиге мечтаешь?... «Стране расти, врагов смести!» Хорошо, пойдем со мною на настоящее дело. Пойдешь?

- Какое настоящее дело? Ларионов тихо, серьезно заговорил:

- О Чека слыхал? О борьбе с контрой, с врагами? Ну вот, пойдем туда.

И вот я получаю первое задание. Оперативному отделу стало известно, что за Камой, в избушке сторожа лесосклада, собираются подозрительные люди, что - то готовят. Ларионову и мне поручили разведать это гнездо. Ларионов разработал план, и мы отправились за Каму на лодке, как рыбаки. Рыбачили вблизи сторожки, чтоб нас видели, затем вышли на берег отдохнуть, закусить. Ларионов отправился в избушку за «огоньком». Мне было страшно за него: вдруг враги догадаются и схватят? Но Ларионов скоро вышел из домика вместе со сторожем. Они курили, дружески разговаривали, затем распростились.

На другой день мы снова приехали сюда, порыбачили, вышли на берег и уже оба отправились в сторожку. Сторож с необычным для человека этой профессии бледным лицом встретил Ларионова, как старого знакомого. Разговорились. Ларионов угостил сторожа спиртом. Выпили. Я, помня наказ Ларионова, следил за хозяином, а когда они вышли из сторожки, бросился к столу, на котором лежали газеты и папка. Лихорадочно перебирая письма в папке, я увидел маленькую фотографию председателя нашего Чека. В это время неожиданно открылась дверь. От страха я выронил карточку из рук. Но вошедшим оказался Ларионов. Он кинулся ко мне, схватил карточку:

- Где взял?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены