Первые годы

Аркадий Кряжевский| опубликовано в номере №750, август 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мы становимся силой

Виталий Вениаминович Буткевич, управляющий делами Пермского горпродкома, вертя в тонких пальцах пенсне, раздраженно отчитывал машинистку Зою:

- Это учрежденческая бумага, подлежащая подшивке и долголетнему сохранению. Ей нужны поля. Понимаете, поля!

- Но... - пыталась отвечать девушка.

- Молчите и слушайте!

У меня в руке дрожал карандаш. Хотелось запустить им в барскую рожу чинуши - педанта. И чего он глумится над нами! Старый спец, он собаку съел на канцелярщине, а мы, молодежь, сменившая чиновников, не захотевших работать на Советскую власть, только недавно сели за письменные столы.

Управляющий наконец отпустил Зою и начал обход учреждения. Не миновал Буткевич и моего стола. Я работал делопроизводителем. Буткевич взял написанную мной бумагу, прочитал, снял с сизого носа пенсне.

- Та - ак... Почти два десятка слов в одной фразе. Феноменально! А где абзац? Где у вас абзац, я спрашиваю?

Я ничего не мог ему ответить. Возмущало не то, что он придирается и учит; возмущали его раздраженный тон, его презрение к нам, кухаркиным и дворницким детям. Я рванул бумагу из рук управделами. Буткевич, побагровев, с визгом закричал:

- Мальчишка! Сопляк! Вас учат...

В дверях кабинета показался комиссар.

- Что такое? Что за шум? - добродушно пробасил он.

- Полюбуйтесь, Егор Иванович! Я его учу. Говорю об абзацах... А он рвет служебную бумагу!

- Ну?... Ишь ты какой! - Комиссар, прищурясь, уставился на меня. Затем, обращаясь к сотрудникам, спокойно произнес: - Слушать надо, ребятки, Виталия Вениаминовича. Революции и абзацы нужны. Вот так.

Я принялся заново переписывать бумагу.

В горпродкоме всегда было людно. Шел самый тяжелый - девятнадцатый год: торговли никакой, народ голодал, обнашивался. К нам приходили рабочие, домохозяйки, служащие, чтобы получить из реквизированного «буржуйского добра» какую - нибудь одежду. В мои обязанности входила выписка ордеров.

В этот день было особенно много работы.

- Нам бы по паре валенок, - вдруг услышал я голос, поднял глаза и оторопел: передо мной стоял сам комиссар. Возле него - двое улыбающихся парней.

Егор Иванович добродушно рассмеялся и показал на меня:

- Вот он из молодых самый задиристый. Ему и поручим. -

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены