Паоло Веронезе

Ирина Опимах| опубликовано в номере №1731, январь 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Мы, живописцы, пользуемся теми же вольностями, какими пользуются поэты и сумасшедшие. Если в картине остается некое пространство, я украшаю его фигурами, которые кажутся мне подходящими и соответствующими замыслу, – пытался он объяснить инквизиторам. – Художник должен быть свободен в своем творчестве, ведь только тогда ему удается создать нечто нужное людям.

Но инквизиторы сидели с суровыми лицами, не проявляя никаких признаков сочувствия или понимания. Да разве когда-нибудь чиновники – хоть светские, хоть церковные – могли понять душу художника? Веронезе волновался – во власти этих людей было приказать сжечь его картину, выслать его из страны, подвергнуть страшным пыткам, бросить в тюрьму, отправить на костер – все, что угодно.

А падре Скеллино продолжал задавать свои вопросы, на которые ответить было совсем непросто.

– Как вы полагаете, кто, кроме Христа, присутствовал на Тайной вечере?

– Думаю, только апостолы.

– А для чего вы изобразили на картине этого странного шута в парике с пучком? И для чего здесь эти люди, одетые, как германцы, с алебардами в руках?

– У меня был заказ украсить картину по моему разумению, она большая, и могла вместить много фигур…

Наивный Веронезе говорил о том, что для него в искусстве всегда служили примером его великие учителя – Тициан и Микеланджело. Упоминал тот самый «Страшный суд», который в те годы был объектом самых жестоких обвинений со стороны Ватикана, а многие фанатически настроенные святоши даже требовали признать творение Микеланджело еретическим и подлежащим уничтожению.

Неудивительно, что доводы художника не произвели никакого впечатления на суровых судей. Правда, следует признать, что их приговор был по тем временам весьма мягким: Паоло Веронезе должен исправить, улучшить картину в течение трех месяцев так, чтобы она соответствовала святости темы, и сделать это за свой счет.

Художник действительно внес кое-какие изменения, но очень незначительные. Веронезе понимал, что, конечно же, они не удовлетворят его судей, однако наступить на горло собственной песне, портить свое творение в угоду священникам не мог. И тогда Паоло нашел выход – он изменил название картины. «Тайная вечеря» стала «Пиром в доме Левия». Чтобы не оставлять сомнений, живописец поместил на холсте (вверху на карнизе, венчающем пилястры) специальную надпись: FECIT D.COVI.MAGNU.LEVILUCAE CAP.V (И сделал для Него Левий в доме своем большое угощение. Евангелие от Луки,5).

В Евангелии так описывается этот эпизод: «И сделал для него Левий в доме своем большое угощение, и было там множество мытарей и других, которые возлежали с ними. Книжники и фарисеи же роптали и говорили ученикам Его: зачем вы едите и пьете с мытарями и грешниками? Иисус же сказал им в ответ: не здоровые имеют нужду во враче, а больные».

Не так уж много тут подробностей. И Веронезе мог вполне теперь оправдать и обилие на картине фигур, и пышность пиршественного стола. На этом судилище и закончилось.

Кстати, легкость, с которой Веронезе изменил название полотна, говорит о том, что, по большому счету, сам сюжет картины его волновал гораздо меньше, чем живописное решение. Тогда для художника самым важным в работе было не строгое соответствие темы и ее воплощения, а свободный полет фантазии, свободное, не ограниченное требованиями творчество.

Середина 1570-х годов стала для Венеции трудным временем. Город терзали частые пожары, в которых сгорали полотна художников, погибали люди. А в 1575 году в Венецию пришла чума, и уж она принялась косить всех без оглядки – старых и молодых, бедных и богатых. Страшная болезнь унесла около трети населения города. Свирепствовала и церковная цензура, гонения на еретиков приняли грандиозный размах. В эти годы умерли близкие друзья Веронезе – Сансовино, Палладио, Тициан.

В творчестве художника появляются горькие, трагические ноты. Его произведения теперь ни один инквизитор не назовет еретическими – все они пропитаны глубоким религиозным чувством. Теперь Веронезе пишет картины, которые нравятся самым ярым католикам. Главные действующие лица на его полотнах – Дева Мария, Иисус, святые, страдающие, приносящие жертвы. И хотя нет в них того ослепительного блеска, той жизни, той красоты, которая была в прежних работах художника, Веронезе и здесь остается настоящим мастером, и рука его по-прежнему крепка.

20 апреля 1588 года Веронезе скончался. Говорили, от воспаления легких. Может, в нем просто иссяк запас творческих и жизненных сил. Запас веры…

С тех пор прошло более четырех веков. Картины Веронезе можно увидеть в самых лучших музеях мира. Но, чтобы прочувствовать его живопись глубоко, надо приехать в Венецию, в город Святого Марка, в прекрасную Серениссиму, ставшую художнику второй родиной. Прогуляться по узким средневековым улочкам, заглянуть в магазинчики, где продают карнавальные маски, пройтись по залам Дворца дожей и обязательно попасть в Галерею Академии, где хранится знаменитый шедевр мастера, «Пир в доме Левия» – картина, выдержавшая в свое время самое суровое испытание, суд инквизиции.

пир в доме

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой теме

Антверпенская красавица

Муза Пауля Рубенса

Жан Этьен Лиотар

Картина «Прекрасная шоколадница»

в этой рубрике

Антверпенская красавица

Муза Пауля Рубенса

Плач на огненном коне

Эта картина - одно из самых известных полотен Третьяковской галереи. А ведь в России ее не видели почти сорок лет – с 1914 по 1950 год!

Многоликая Россия

Какие народности населяют нашу страну

в этом номере

Кровавая графиня

Елизавета Батори

Linoleum–2008: люди из радуги

Российский фестиваль показал азиатскую анимацию в полном объеме

Орден имени Вадима Степанцова

Куртуазные маньеристы празднуют юбилей