Памятник в Эйслебене

М Величко| опубликовано в номере №646, апрель 1954
  • В закладки
  • Вставить в блог

Чудесное видение

Это было спустя два месяца после падения Берлина.

Советские войска направлялись к Эльбе, на демаркационную линию, установленную соглашением трех великих держав.

Колонны шли молча.

Путь к границе советской зоны оккупации Германец лежал через множество «дорфов», «буртов» и «штадтов», похожих друг на друга, словно близнецы. Ничто не радовало широкую душу русского солдата. Однообразный, геометрически вычерченный пейзаж полей навевал скуку и тоску по родным, бескрайным просторам.

Перед взором воинов долго маячили заводские трубы Биттерфельде. Тонкие и высокие, они, казалось, подпирали знойное небо... Мимо проплыли песчаные карьеры Ландеберга, в глубине которых, точно остовы вырытых доисторических чудовищ, замерли огромные экскаваторы... В теснине узких улиц города Галле колонны шли, как в ущелье, - гулкое эхо повторяло поступь солдат... За Галле асфальтовый удав шоссе тянулся по холмам и долинам Саксонии. Справа, на крутых склонах, зеленели сады и виноградники. Вдали виднелись пирамиды отработанной породы Мансфельдских рудников.

Ничто не волновало и не удивляло воинов, одолевших пространства от Сталинграда до Берлина в непрерывных сражениях.

Миновав озеро с серым старинным замком на берегу, колонны втягивались в очередное ущелье черепицы и камня, которое дорожный указатель именовал городом Эйслебен. Опять поплыли мимо слепые дома, вывески торговых фирм, пустые переулки... Все было знакомо солдатскому глазу, уже видевшему множество таких же городков. И вдруг, точно мираж в пустыне, перед колонной войска выросла знакомая бронзовая фигура Ленина. Оцепенев от изумления и радости, солдаты несколько мгновений смотрели на монумент молча, словно боясь, что видение исчезнет.

Но то не был мираж. На площади, освещенной ярким июльским солнцем, стоял памятник Владимиру Ильичу. Как близка и знакома каждому советскому человеку эта простая поза великого вождя: левая рука придерживает борт распахнутого пиджака, правая - в кармане, а из - под кепи прищуренные глава струят неповторимую, теплую ленинскую улыбку. Казалось, еще одно мгновение - и бронза оживет, Ильич сойдет с постамента навстречу воинам, заговорит со своими сынами, которые освободили Страну Советов от фашистских захватчиков, принесли свободу народам Европы, изнывавшим под гитлеровским игом.

Когда прошло оцепенение, по колоннам покатилось, как морская волна:

- Ленин!

- На площади Ленин!

В воздух полетели пилотки, могучее «ура» грянуло над площадью, точно раскаты грома. Знаменосцы сняли чехлы, развернули боевые знамена, и воины двинулись мимо памятника торжественным маршем.

Каждого, кто шел в ту минуту, четко отпечатывая шаг на древней мостовой, волновал один вопрос: кто воздвиг памятник Ленину здесь, в центре Германии, в городке, улицами которого впервые шли советские части?

Словно у путников, встретивших в пустыне живительный источник, на душе воинов стало легко и радостно. Палилась песня. В ней было так много чувства и радости, что она пробудила притаившийся город - загремели поднимаемые жалюзи, распахнулись окна. Жители Эйслебена впервые видели представителей нового, неведомого им мира. Этот мир шагал улицами их города, легко, не вызывая ни страха, ни угнетения. Казалось, воины не идут, а плывут на крыльях песни, в которой эйслебенцы понимали только одно слово: Москва.

Колонны двигались на запад...

Навстречу войскам шли толпы освобожденных из тюрем и концентрационных лагерей, вызволенных из плена и рабства. Это были те, кого нацисты не успели сжечь в печах, с кого не содрали кожу на абажуры, кого не превратили в порошок для удобрений... Опираясь на палки, заменявшие им костыли, поддерживая рубища истлевшей одежды, они двигались медленно, как остывающая лава. Тут были русские н украинцы, белорусы и поляки, латыши и эстонцы, французы и чехи, старики и дети, юноши и девушки... Люди были столь истощены, что от них, казалось, остались одни кости, обтянутые кожей, да глаза, в которых отражалась бездна страданий.

Немилосердно жгло июльское солнце. Асфальт шоссе дышал, как раскаленная жаровня, Огромные мухи, роем сопровождавшие толпу, лезли в глаза... Люди задыхались, падали от изнеможения, но им помогали подняться, и они, поддерживаемые друзьями, продолжали брести. Ничто, казалось, не могло остановить этот поток людей, истосковавшихся по родине. Не дожидаясь поездов, освобожденные из неволи устремлялись по одной из основных дорог с запада на восток.

Путь их лежал через Эйслебен.

Вот один такой поток выплеснулся на центральную площадь города, и сразу же чей - то звонкий голос пронесся над толпой:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены