Обречен на победу

Николай Леонов| опубликовано в номере №1413, апрель 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Повесть

Окончание. Начало в №№ 1—6

Астахов и Нина Маевская шли рядом, но не взявшись, как обычно, за руки. Молчали. Павел чувствовал себя холодно, пусто, свободно, увидев тусклую, безжизненно-неоновую рекламу «Ресторан», в которой две буквы выпали, толкнул дверь.

Оркестр не работал, инструменты были зачехлены, зал полуосвещен — не в целях создания интима, а чтобы немногочисленные гости не задерживались. Официантки сидели за столиком в углу, увидев молодую пару, враз прекратили разговор, ждали, кому из них не повезет.

Астахов выбрал стол почище, официантки сочувственно взглянули на подругу, продолжили беседу. Хозяйка стола не вскочила, даже не приподнялась, лишь пожала рыхлыми плечами.

— А ты зря, парень вроде солидный.

— Какой солидный сядет в залу без музыки, — ответила хозяйка и без надобности ушла на кухню.

Астахов вынул носовой платок и стал тереть указательный палец на правой руке. У него брали отпечатки, краска не до конца отмылась. Выяснилось: пачка «Уинстона» принадлежала ему, Павлу Астахову. Теперь он напряженно вспоминал, кому он дарил сигареты, кто бывал в доме и мог взять? Ничего путного вспомнить не удавалось.

— Так и будем молчать? — не выдержала Нина.

— Молчание — самый точный и совершенный способ проверки отношений, — ответил Астахов.

— Они лезут в мою личную жизнь, — сказала Нина. — Все из-за тебя.

Изображая следователя, строго спросила:

— «В каких отношениях вы находитесь с Усольцевым?» А причем здесь Сергей? И кого наши отношения касаются? Если хочешь знать, Сергей мне дважды делал предложение.

— Есть в городе молодой мужик, который не делал тебе предложение?

— Все из-за тебя! Да-да! Сегодня мы видимся последний раз!

— Ты бросаешь спорт?

— Не юмори. — Нина неожиданно потухла, запал пропал, нормальным, тихим голосом сказала: — Паша... Милый... Что ж я могу сделать? Я не люблю тебя. Ты же не хочешь, чтобы я лгала. Знаю, лучше тебя мне не найти. Любви нет, Паша...

Нина заплакала. Павел погладил ее по голове. Он ссутулился, сидел, тоже опустив голову, и совсем не походил на Павла Астахова. Он чувствовал себя, как человек после тяжелой, но уже закончившейся операции. Больно очень, терпишь и знаешь, что с каждым часом боль начнет отступать.

 

Сотрудники уголовного розыска «пахали». Они обошли весь район, вошли в каждую квартиру, ждали людей с работы, встречали у проходных, но ничего конкретного, что могло бы стать основанием в системе доказательств вины Усольцева, добыть не удалось.

Не работали последние сутки три человека, которые стояли во главе дела. Подполковник Серов, следователь прокуратуры Фирсов и майор Гуров ждали, у них портились характеры и взаимоотношения. Обращались друг к другу то преувеличенно вежливо, по имени-отчеству, либо полностью называя должность и звание, то неожиданно на «ты» с употреблением слов базарного происхождения.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Ночь первая

На рабочем столе писателя остались наброски и заготовки к повести «Две ночи» («Разлучение душ»). Первая глава повести, которая названа «Ночь первая», по мнению писателя, была уже завершена

Пропасть

Рассказ

Сердце обязывает

Премий Ленинского комсомола недавно удостоены директора лучших детских домов страны