Не стрелять!

Сергей Иванов| опубликовано в номере №1439, май 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

Люба Марьина не знала, что житель этого дома, гражданин лет пятидесяти пяти, уже долгое и долгое время являлся певцом хора. Причем недурного хора, одного из более или менее центральных, каких, впрочем, немало у нас в столице, а тем более в стране.

Игорь Адольфович очень уважал большую прочность своего хора и большую прочность своего положения в хоре. Он происходил из простой семьи, и на самом деле его отчество было не Адольфович, а Ардальонович. Но когда-то. лет тридцать с гаком тому назад, оно казалось Игорю... Адольфовичу излишне простоватым. И когда представилась возможность, он это отчество заменил. Никаких родственников у него не осталось, никто и ни в чем уличить его не мог, и Адольфович стало единственной правдой его существования.

Лишь от одного он никак не мог отделаться ощущения — от чувства радости, которое его преследовало по утрам: что все работают, а он поет. Прочувствовав это в очередной раз, он действительно начинал обычно напевать что-то своим приятным баритоном.

Люба, взойдя на крыльцо, сняла болоньевую косынку. которая, конечно, только называется непромокаемой... Да, подумала, прическа же у меня сейчас... «Я упала с самосвала, тормозила головой...» Хозяин распахнул перед Любой дверь, заинтересованный симпатичной, хотя и несколько растрепанной девушкой. Да и кто же, подумал он с усмешкой, в пятьдесят пять не интересуется симпатичными девушками?.. Люба поняла: Ковалев понятия не имел, кто она такая, — и представилась.

По тому напряжению, с которым Ковалев приветливо улыбнулся, стало ясно: дело нечисто, Люба пришла сюда не напрасно.: к сожалению. И тогда, ничего не объясняя, Люба шагнула к окошку и с одного взгляда увидела, что рама не открывается, что она именно прибита! А вдруг лезли не в это окно?

Она прямо повернулась к Ковалеву, который еще продолжал мужественно сохранять остатки галантности. И, глянув на него. Люба поняла, что да, в это окно. Именно в это. Значит, мальчишка. Значит, она на верном пути. «Взяла след!»

— Так почему же вы все-таки не заявили?

— Да собственно... видите ли, голубушка. — Он развел руками таким совершенно мхатовским жестом, чтобы она не забывала, с кем все-таки имеет дело (мы, люди искусства, с нами, что ни говори, связываться особенно не стоит!).

— Не совсем поняла вас. — И она почувствовала с неудовольствием, что отчасти поддалась на это тайное предупреждение.

Ковалев сразу принялся развивать инициативу:

— Ну, видите ли, мне, солисту, как-то нелепо заявлять о двух банках клубничного варенья и старой джинсовой куртке...

— Вы ведь знаете, почему я пришла сюда. Эти люди совершили преступление. Понимаете вы меру своей ответственности?

Ковалев ответил ей жалким, затравленным взглядом.

— Где вы хранили оружие?

— В платяном шкафу...

И закрыл лицо руками — только лысина продолжала сверкать

 

«Солдат-Юдин»... Выяснилось, что в Скалбе живет две семьи Юдиных. В родственных отношениях не состоят.

Из «представителей молодежи» в одной семье жила Вера Юдина... четырех лет от роду. В другой Николай Юдин, прошлой осенью призванный на Тихоокеанский военно-морской флот. Все остальные Юдины ни по возрасту, ни по комплекции в пролезальщики через узкое окошко не годились. Плохо!

Но, кстати, абсолютно еще не факт, что Юдин, человек, залезший к Ковалеву, и парнишка, которого она тогда встретила на станции («Мопед продал за сорок рублей»), — все они одно и то же лицо.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены