Не стрелять!

Сергей Иванов| опубликовано в номере №1439, май 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Боюсь! — ответил Глебов.

 

Уже два дня Демин и Славка прятались от Алены. Что делать?

Она решила сама идти к этим двум трусливым улиткам... Но к кому конкретно? К Славке? Нет. К Славке не надо. Пусть он и грамма не почует, что Алена в нем заинтересована... Хрен тебе, Славик!

План Аленин был простой и жесткий. Пригнать обоих хмырей к себе на дачу — благо родителей нету. взять пистоль якобы на время. А потом сказать (через это самое «время»): украли, представляете? Хочешь, чем хочешь поклянусь!

Да они еще и обрадуются — значит, можно будет сказать: ничего не было, ничего не видал. Вся ответственность на Алену! Они это запросто!

Наглотавшись таким образом злобы и презрения. как некоторые любят наглотаться валерьянки — для спокойствия нервов, Алена отправилась осуществлять свой план... Взошла на крыльцо деминского дома, подергала дверь — глухо, как в танке... но все-таки решила обойти вокруг — мало ли что бывает.

И вот шагов через десять увидела... полусарай, а может, полухибару: потому что она была жилая. Горел какой-то допотопный агрегат. Из глубин интеллекта Алена выскребла слово: «керосинка» — вот как это называется! Использовалась для поджаривания мамонтов. Теперь же на ней стоял алюминиевый чайник, похожий на джентльмена, попавшего под хороший ливень, — чайник был мятый и с опущенным носиком.

Алена сделала еще несколько шагов, заглянула внутрь и увидела... Демина. Он сидел на раскладушке, застеленной одеялом того типа, которые Алена в своем детстве звала «кусачими». К тому же одеяло было зеленое с бордовыми полосами, то есть окончательно дикое.

Сам Демин, сидя на всем этом вышеперечисленном, ел ложкой частика в томатном соусе и заедал белым хлебом, откусывая от булки-сайки всякий раз весьма немалые куски. Алене видеть это было удивительно и неприятно, а опытный человек сейчас же догадался бы, что Демин специально налегает на хлеб, экономя более дорогостоящий частик.

Иногда он откладывал сайку, брал граненый стакан с бледным чаем, отпивал глоток и откусывал кусочек сахару — килограммовая пачка «рафинада быстрорастворимого» лежала тут же...

Прошло мгновение, Демин почувствовал, что на него смотрят. А вернее, почувствовал, что света стало меньше: ведь Алена стояла в дверях. И поднял голову... Спрятаться и вообще что-то улучшить в наступившем моменте было уже невозможно. И он сказал, все же невольно отвечая на ее незаданный вопрос:

— Я здесь живу... временно... На лето...

И увидел, что на стенке, на вбитом, может быть, еще дедовской рукой ржавом гвозде висят его зимнее (а по-настоящему демисезонное) пальто и шапка. И Алена увидела это.

— А почему? — Она испытала потребность назвать его по имени. И поняла, что не знает, как егозовут... Демина! — Дома... тесно...

«Для сына тесно!.. И за столом ему тоже тесно?..»

Но тут же «взяла себя в руки», подумала: «Мое какое дело? Меня о чем-нибудь просят? Значит, меня не касается».

Они переглянулись. И опять поняла Алена, что никогда не решится спросить его: мол, не нужна ли тебе моя помощь? Не решится! «Мы же не на тимуровском сборе!..» И Демин это понял, снова взял свою сайку, стал рубать, даже еще зубастее и устремленней. Ел «назло».

Надо было поддерживать его игру. Алена выждала какое-то время, сказала своим обычным надменным голосом:

— Насытишься, сходи к этому хмырю. Я собираюсь сделать сообщение для печати... Жду вас у себя на террасе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены