Кто нужен северу

Виктор Переведенцев| опубликовано в номере №1248, май 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

Вспомним теперь, что среди выбывающих из районов нового освоения половина назвала мотивом отъезда неудовлетворенность жилищными условиями.

Примерно так же обстоит дело со строительством объектов соцкультбыта: клубов и кинотеатров, детских дошкольных учреждений и т. д.

В градостроительных нормативах в далеко не достаточной степени учтены те особенности населения Тюменского Севера, о которых шла речь в начале статьи, – чрезвычайно высокий удельный вес молодежи и, как следствие, большая доля малых детей.

Молодежь остро нуждается, естественно, в местах коллективного проведения отдыха, для дошкольников нужны детские учреждения. Если женщина-мать не может работать из-за того, что некуда деть ребенка, если она знает, что очередь в детский сад может подойти тогда, когда ее сын будет уже школьником, то семья почти неизбежно покинет район нового освоения. Заметим, кстати, что в этих районах чрезвычайно мало «естественных нянек» – пенсионерок, которые могли бы присматривать за своими внуками.

Вспомним опять-таки, что треть всех уехавших назвала мотивом выбытия из района нового освоения неудовлетворенность культурно-бытовыми условиями. Вот она – цена градостроительных просчетов и диспропорций!

Именно это и вызывает тот специфический отбор населения в районах нового освоения, о котором шла речь, – остаются здесь главным образом бывшие сельские жители с низким уровнем образования, и заселение Тюменского Севера происходит преимущественно за счет трудонедостаточного западносибирского села. У этой категории населения не столь высоки требования к социально-культурным благам, они более привычны к сложным природным условиям Тюменского Севера.

Большой миграционный оборот приводит к тому, что на Тюменском Севере постоянно много новичков, еще не акклиматизировавшихся, не имеющих нужных здесь профессий или имеющих слишком низкую квалификацию. Понятно, что это не лучшим образом сказывается на производительности труда. Следовательно, для выполнения тех же объемов работ требуется больше людей, а раз так, значит, осложняется решение социально-бытовых проблем, а это способствует выезду наиболее требовательных к условиям жизни (то есть наиболее образованных и квалифицированных работников), что мешает повышению производительности труда... Одним словом, создается заколдованный круг. И разорвать его можно только решительным улучшением условий жизни населения на Севере.

Понятно, что природные условия существенным улучшениям не поддаются. Неизбежно они и дальше будут значительно хуже для человека, чем условия наиболее населенных мест страны. Поэтому те условия, которые планомерно создаются обществом, – жилье, снабжение, медицинское, культурное обслуживание и т. д., – должны быть на Севере лучше, чем по стране в среднем, чтобы компенсировать неизбежные природные трудности и создать людям, героически осваивающим Север, некоторые житейские преимущества.

Одним словом, в дополнение к эффективной системе привлечения людей на Север нужно создать столь же эффективную систему их адаптации к северным условиям и их закрепления здесь. Уверен, что это окажется наиболее выгодным и экономически.

Резкое изменение ситуации с трудовыми ресурсами в ближайшем будущем неизбежно приведет к проведению на Севере трудосберегающей политики. Как можно меньше людей, наиболее квалифицированных, живущих в наилучших условиях, вооруженных наиболее производительной и приспособленной к северным условиям техникой, – вот магистральный путь освоения Севера!

К сожалению, пока опыт освоения Тюменского Севера недостаточно используется в освоении других новых районов, в частности зоны БАМа.

Вот столица БАМа – Тында. На месте будущего большого города – семнадцать ведомственных временных поселков из времянок с «удобствами во дворе», почти полусотней мелких котельных, водовозками, неудовлетворительным состоянием всего соцкультбыта. По сравнению с Сургутом 60-х годов – еще более злокачественная, какая-то «внутриведомственная» ведомственность. Почти все поселки Тынды принадлежат одному главку Минтрансстроя – ГлавБАМстрою. Но у каждого его треста, строительно-монтажного поезда, мехколонны, мостоотряда – свой поселок, со своими магазинами, столовыми, «клубами», детскими учреждениями и т. д. И так – по всей трассе БАМа. Плохо и дорого, прямо-таки разорительно, если правильно посчитать. Как неизбежное следствие – высокая текучесть рабочей силы. Из тех, у кого кончаются сроки договоров, половина уезжает сразу же. На место работников высокой квалификации, хорошо адаптированных к суровейшим местным условиям, приходят молодые люди без специальности или с низкой квалификацией, которым еще полторэ>два года потребуется на акклиматизацию и приобретение профессии. А когда они станут хорошими специалистами, многие тоже уйдут, если условия жизни не изменятся.

Освоение новых районов, градостроительство в новых местах – дело сложное и трудное. Однако, кроме специфических трудностей, тут есть и свои преимущества. В частности, на хозяйственные решения не давит наследие прошлого. Здесь все с самого начала можно построить по законам разума и красоты, так что новые города новых районов могут быть – и должны быть! – лучшими в стране.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены