Кто нужен северу

Виктор Переведенцев| опубликовано в номере №1248, май 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

Как видит читатель, резко выделяются три мотива: неудовлетворенность жилищными условиями, культурно-бытовыми условиями и состоянием торговли.

Интересны различия между разными категориями прибывших. Так, например, прибывшие по распределению удовлетворены своими жилищными условиями в значительно большей мере, нежели прибывшие самостоятельно.

Молодежный характер миграции должен был бы создавать в районах нового освоения население с повышенным уровнем образования, поскольку у молодежи оно значительно выше, чем у людей старшего возраста. На самом деле это не так. Население Тюменского Севера в 1970 году было значительно менее образованным, чем население республики в среднем.

На 1000 горожан в возрасте старше 10 лет приходилось лиц с данным уровнем образования:

Высшее 37 43 61

Незаконченное высшее 7 8 18

Среднее специальное Среднее общее Неполное среднее Начальное 108 112 327 287 119 98

297 309 92 140 274 257

Ниже начального 122 126 158

Оказывается, приживаемость новоселов в районах нового освоения очень сильно связана с уровнем образования, причем связь эта обратная. Намеревались постоянно жить в новых районах Западной Сибири 40 процентов лиц с образованием до шести классов включительно, 26 процентов – лиц со средним образованием и только 18 процентов – с высшим и незаконченным высшим образованием.

Наконец, социологическое обследование показало, что выходцы из села приживаются в новых районах Западной Сибири значительно лучше, чем бывшие горожане. Постоянно жить здесь собирались соответственно 40 и 26 процентов.

Подавляющее большинство прибывающих на Тюменский Север – выходцы из Западной Сибири, из более южных ее частей. Они же и приживаются лучше, чем прибывающие из районов европейской части страны, особенно выходцы из сибирского села.

Но ведь само село Западной Сибири, как давно и хорошо известно, имеет большой недостаток трудовых ресурсов. Это одна из главных причин недостаточно, быстрого роста здесь сельскохозяйственного производства. Лучше было бы, если бы потребности районов нового промышленного освоения в рабочей силе в большей мере удовлетворялись за счет переселения из тех мест, где имеется избыток трудовых ресурсов. Этот избыток есть, например, в Закавказье, Средней Азии, а ближе к Западной Сибири – в некоторых автономных республиках Поволжья. Кроме того, при фактических объемах производства в этих северных районах не было необходимости в таком большом приросте населения. Конечно, Тюменский Север малолюден в сравнении с территорией – даже в относительно заселенном Ханты-Мансийском округе на квадратный километр территории приходится менее одного человека. Но он же и перенаселен – в сравнении с существующим здесь производством. Нынешние объемы производства могли бы быть достигнуты с меньшим числом людей. Или, наоборот, при нынешнем числе людей эти объемы могли бы быть значительно большими.

С самого начала освоения Тюменского Севера шла борьба разных стратегий этого освоения.

На совещании по освоению нефтяных районов Сибири, которое проходило в Госплане РСФСР в 1960 году, академик А. А. Трофимук – крупнейший наш нефтяник – высказывал точку зрения, согласно которой надо было как можно быстрее строить на Тюменском Севере железные и шоссейные дороги, линии электропередач, усиливать флот и т. д., то есть опережающими темпами создавать инфраструктуру (в то время этот термин еще не применялся). Ему возражали: мол, пока мы не знаем, сколько там нефти. А. А. Трофимук говорил в ответ, что запасы нефти в Тюмени достаточны, что у специалистов уже нет по этому поводу разногласий, и только люди, далекие от геологии, могут в этом сомневаться. Хорошо, говорили оппоненты, даже если нефти и очень много, мы не знаем конкретных «точек» ее залегания. Можно ошибиться в выборе трассы железной дороги. От магистрали, парировал академик, всегда можно провести ветки, была бы магистраль.

Как пошло освоение Тюменского Севера в последующие годы, мы знаем. Развитие инфраструктуры сильно отстало. Железная дорога Тюмень – Сургут была построена, когда в районе уже добывалось более ста миллионов тонн нефти в год. До того времени освоение опиралось только на речные пути, действующие менее полугода, зимники и воздушный транспорт. К концу навигации надо было завозить на Тюменский Север запасы строительных материалов, горючего, продовольствия, машин, труб и многого другого в размерах, достаточных до следующей навигации. Это не всегда удавалось сделать, и мне хорошо известны случаи, когда зимой даже солярку приходилось доставлять вертолетами. Цена ее, естественно, многократно подскакивала. А сколько было, к весне простоев у строителей – из-за того, что не из чего было строить! Поясню, что в Среднее Приобье почти все строительные материалы приходится завозить издалека – на месте их просто нет.

Понятно, что это вело не только к дополнительным затратам, но и существенно сказывалось на производительности труда: для производства того же объема работ приходилось иметь большее число работников.

Далее, в работах по освоению Тюменского Севера с громадной силой проявилась ведомственность. Даже города строились по сугубо ведомственному принципу. В конце 60-х годов тогдашний центр освоения город Сургут представлял из себя многокилометровую ленту поселков, вытянувшихся по берегу Оби. Вот поселок нефтяников, а рядом – геологов, а дальше – геофизиков, потом строителей, лесников, рыбников, портовиков... И в каждом таком поселке свои обязательно свои! – магазины, столовые, бани, клубы, детские учреждения... Все мелкое, примитивное, неблагоустроенное и... требующее громадного количества обслуживающего персонала.

Такое вот «натуральное» хозяйство приводит к громадному «разбуханию» численности работников, а следовательно, и населения в целом. А это, в свою очередь, усложняет решение бытовых проблем, в первую очередь главной – жилищной.

Сегодня жилищное строительство по сравнению с первыми годами освоения сильно возросло, в городах стали возводить современные крупнопанельные дома со всеми удобствами, однако обеспеченность жильем продолжает все же оставаться низкой. В крупнейшем городе Среднего Приобья – Нижневартовске, – даже в 1977 году количество балков все еще продолжало увеличиваться. Хуже обстоит дело у газовиков. По данным Сибирского отделения АН СССР, на месторождении Медвежье, где добыча достигла проектной мощности, капитальные вложения в жилищное строительство освоены лишь на одну треть.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Пение – высокий университет»

Иван Козловский, народный артист СССР