Капитан

Дмитрий Нагаев| опубликовано в номере №817, июнь 1961
  • В закладки
  • Вставить в блог

Судно зацепило носом волну, и Шатилин едва успел увернуться от хлестнувшего по рубке мгновенного тяжелого дождя. Если бы в рубке не было капитана. Шатилин, конечно, поднял бы стекло и спокойно покуривал бы под его защитой. Но капитан был здесь, за спиной. Поэтому не оставалось ничего другого, как натянуть на самый нос мичманку и спрятать руки в рукава ватника.

В окно рубки бил тугой и холодный ветер. Небо и море уже потемнели, но впереди, придавленная тяжелыми сине-фиолетовыми тучами, еще тлела узкая, как лезвие ножа, багровая полоска.

Всего месяц, как они вышли из порта, всего месяц, а кажется, что все это - и взлетающий в небо нос судна, и бесконечная карусель чаек, и неуютная, в белых гребнях вода, и ветер - все это было всегда, что иного ничего и нет в мире...

Вздохнув, Шатилия закурил и, перевесившись с откидного стула, протянул спичку рулевому Коле Бойцову, который давно уже с сигаретой за ухом переминался с ноги на ногу, опасливо косясь в сторону капитана.

- Сети-то скоро будем сыпать, Петрович? - вполголоса спросил Коля, не отрывая глаз от картушки компаса.

Шатилин молча пожал плечами, всем своим видом показывая: наше, мол, дело маленькое, когда прикажут, тогда и будем сыпать... У него, правда, были кое-какие свои соображения на этот счет, но он помнил, что капитан - это капитан, а третий помощник - всего лишь третий помощник, и поэтому большей частью оставлял их при себе.

Капитана не любили.

Конечно, любовь к капитану - чувство совсем не обязательное на среднем рыболовном траулере, но капитана СРТ-3925 Новикова не просто не любили, - его терпеть не могли все двадцать четыре человека, сведенные вместе судьбой и отделом кадров. И капитан это знал.

Причин для нелюбви было много. Матросы не прощали ему напрасные авралы, когда в последнюю минуту капитан раздумывал сыпать сети и снова давал «полный вперед», а всем приходилась мерзнуть на палубе в мокрой и неуклюжей робе. Боцман несколько раз за день выслушивал неприятнейшие нотации по поводу окурка в салоне или плохо якобы зашнурованных чехлов на шлюпках. Механики утверждали, что капитан черт знает кик дергает машину при швартовках и выборке сетей. Штурманы... Да что говорить о штурманах! Взять хотя бы эту скверную капитанскую привычку- чуть ли не каждые полчаса свистеть из каюты в переговорную трубку: «Штурман, где мы?» или «Штурман, как температура воды?» И хоть бы по имени обращался и вообще поговорил бы с кем-нибудь по-человечески, «за жизнь», что называется...

Шатилин улыбнулся, вспомнив, как однажды ночью кто-то заткнул бумагой свисток переговорной трубки, и капитан минут десять дул без всякого результата, а потом поднялся в рубку бледный от ярости, с дрожащими пальцами...

Но, конечно, главное заключалось в другом: не было рыбы! А такого капитану не мог простить никто.

В то время как остальные суда отряда уже собирались идти к плавбазам со вторым грузом, трюмы СРТ-3925 все еще были почти пустыми. После сегодняшнего, снова неудачного, дрейфа с сетями, когда рыбмастер на пустой палубе угрюмо забондаривал четыре одинокие бочки сельди, бригадир Семеренко плюнул себе под ноги и, как бы не замечая стоящего у окна рубки капитана, громко заявил:

- Разве это работа? Только воду зря цедим... С таким кзпом курить придется бросать, а то за сигареты нечем рассчитаться будет! Рыбу-то искать надо уметь... Это не военка - медяшку драить да в кильватер ходить!...

Все звали, что Новиков совсем недавно снял погоны капитан-лейтенанта.

Шатилин видел, как капитан отступил от окна и, не говоря ни слова, вышел из рубки. Всю середину дня он просидел в каюте.

... Сейчас капитан стоял у эхолота и время от времени нервно, как казалось Шаталину, щелкал переключателем диапазонов. Потом зазвенел упавший транспортир, и Шатилия услышал недовольный капитанский голос:

- Штурман!

Подмигнув Коле, Шатилин слез с откидного стула и из рулевой рубки шагнул в крохотную, смахивающую на стенной шкаф штурманскую.

- Где у вас прокладка?... Это не прокладка! Когда последнее определение было? Почему время поворота не записано? Первая штурманская заповедь: внимание в квадрате, самоконтроль в кубе! Сколько раз я вам повторял! И вообще, конюшня в рубке...

Слушая скрипучий и резкий голос капитана, Шатилин с неприязнью смотрел на его щегольскую фуражку с большим козырьком, новеньким «крабом» и толстым витым шнуром вместо ремешка. «На заказ шил...» Вызывали раздражение и аккуратно подстриженные усики, и черный форменный галстук, и тужурка с золотым галуном на рукавах. «В море - словно на банкете... Пижон!» Сам Шатилия отпускал бороду, которая почему-то росла в основном из-под подбородка, и носил, как все, свитер и ватник...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Белинский в Москве

К 150-летию со дня рождения В. Г. Белинского