Экономия – как дело комсомольское

  • В закладки
  • Вставить в блог

Так же и наш Михаил Иванович. Насел на него пару раз коллектив, и с прогулами у человека как отрезало, и что интересно, за ум взялись все, кто в цехе по десятку и больше лет. Сначала они еще хорохорились, не нравился им новый строгий порядок, уж очень привыкли к прежней вольготной жизни. Но один в поле не воин, против коллектива не пойдешь. Мы им так прямо и заявили: или вы, ребята, ломайте свою натуру, или уходите из цеха, не мешайте нам работать нормально. А им, конечно, уходить не хочется, привыкли тут, свои все вокруг. И признали они новый порядок. Впрочем, некоторые из тех, кто в цехе недавно, не захотели со строгостями мириться. Пришлось кое-кому уйти. Кто сам догадался, а кого и мы попросили, товарищи по бригаде...

Вообще бригада теперь в силу вошла. Ее мнение – закон. Вот был у нас в цехе такой – назову его Николаем, большой лентяй. В прежние-то времена просто махнули бы на него рукой: живи, как хочешь. А теперь помучилась с ним бригада, помучилась, а потом написала докладную начальнику цеха: мол, просим этого человека от нас забрать, работать с ним не хотим потому-то и потому-то. Ладно, начальник цеха пообещал просьбу учесть. Но ведь Николая этого мало из одной бригады забрать, его надо в другую определить. В других, однако, про этого горе-работничка наслышались, никто его к себе брать не хочет. Да и сам-то начальник цеха цену Николаю знает и поэтому никого особенно не уговаривает. Кончилось тем, что позвал он к себе Николая и сказал ему откровенно: «Я бы, знаешь, тебя устроил. Я лично. Но ты же сам видишь, ни одна бригада тебя не берет. Ну, не хотят – и все. И ничего я с ними поделать не могу. Так что ты сам решай. Или иди к ребятам, в ножки падай, проси, или...».

Этим вторым «или» дело и закончилось. Написал Николай заявление, как водится, по собственному желанию. Но, думаю, он это свое «собственное желание» надолго запомнит. Ведь одно дело, когда человек с работы уходит, потому что с начальством не поладил. Тут и самооправдание придумать можно, мол, начальник нехорош. Но если против тебя твои товарищи, все до единого, тут тебе уже никакие самооправдания не помогут. И если не совсем еще испортился человек, то обязательно поймет, что неправильно жил, исправляться надо, пока не поздно. Получается воспитание увольнением.

А бригада все больше власти забирает. Раньше, когда народу в цехе не хватало, мы кого попало к себе брали. Теперь по-другому. Народ в бригаде стал постоянный. Поэтому из тех, кто хочет к нам поступить, мы выбираем лучший «человеческий материал». Вот, скажем, приходит человек наниматься. Мы его брать не спешим. А ну-ка расскажи, кто ты есть и откуда, почему с прежней работы ушел. Если решим принять, то только с испытательным сроком. Месяц отработай, покажи себя. Если будем, мол, тобой довольны, тогда можешь писать заявление: «Прошу зачислить меня в бригаду путейцев».

И не мы одни. В других бригадах такой же порядок.

Футбол

Да, не в пример прежнему дружнее сейчас живем. Интереснее. Я раньше все пытался футбольную команду организовать. Но какое там! Никого не заманишь. А теперь и спортсмены у нас нашлись. Собрал я их, и пошли мы в комитет профсоюза объединения. Так, говорим, и так, нужна нам форма: бутсы, майки и все такое прочее. На нас смотрят, как на чудо-юдо: это же первый случай в истории, когда железнодорожный цех свою команду выставляет. Шутят: «Может, вам лучше не в футбол, а в литрбол? Привычнее!»

Ах, так, думаем! Ну, вы нас еще узнаете. Обиделись мои ребята и играли как звери, на поле костьми ложились. А в объединении команд много, игроки все друг друга давно знают, кто на что способен. И тут откуда ни возьмись – мы, «темная лошадка». Поначалу думали они нас просто шапками закидать. Но не вышло! До самого финала мы пробились. Только второму цеху уступили. Их капитан еще посмеялся: мы, говорит, вперед вас бригадный метод внедрять стали, потому и выиграли.

Смех смехом, а ведь если разобраться, так оно и получается. Второй цех в самом деле первым в объединении бригадами занялся, а мы – следом. Выходит, что ни возьми: хоть работу, хоть спорт, – везде этот бригадный метод из людей коллектив делает.

А наутро после того финального матча идем мы на работу, а над проходной, как обычно, буковки плывут – световая газета. И в этой газете нас со вторым местом поздравляют. До чего же приятно читать! То все в хвосте тянулись. А тут и в соцсоревновании стали призовые места занимать и спортсменами заделались.

Главные и второстепенные

Вот я вначале говорил, что на наш цех когда-то уже рукой махнули. Мол, вспомогательный, работа неквалифицированная, тут уж не до дисциплины. Неверное это рассуждение, нелепое. Мы его на своем опыте опровергли. Я и думаю: а может, вообще не стоит делить рабочих на основных и вспомогательных? Есть в такой классификации что-то архаичное...

Вот наш цех взять. Конечно, мы никакой продукции сами не выпускаем. Но это еще ничего не значит. Предположим, наше объединение свой план выполнило и перевыполнило, столько сельхозмашин изготовлено, что и ставить их негде. Если наш цех не сумеет вовремя отправить эту технику потребителям, то считай, что и все объединение не справилось с заданием. Какие же мы после этого вспомогательные!

То же и в других коллективах. Вот читаю в газете: пустили где-то автоматическую линию, да такую сложную, что наладчиками при ней рабочие с высшим образованием. А ведь наладчиков тоже испокон веку причисляли к вспомогательному персоналу. Но какие же они вспомогательные: не так линию отладят, убытки пойдут миллионные.

И потом, главные, второстепенные – плохо людям от такого деления. Тем, которые второстепенные.

Что еще получается из-за такого деления? Приходит в объединение какой-нибудь новый механизм, скажем, автопогрузчик. Куда его определить? Конечно, в основной цех. И так год за годом.

На съезде партии говорилось, что в этой пятилетке и в следующей с рабочей силой будет не густо: прирост населения не тот, последствия войны – рождаемость низкая. А если прирост трудовых ресурсов невелик, значит, надо искать, где их сэкономить, где людей высвободить. А вот они, эти люди, во вспомогательных цехах. Механизации здесь немного, в основном ручные работы. Техники бы сюда побольше. Люди бы освободились, на основные производства пошли бы.

Или труд этих так называемых вспомогательных организовать лучше, эффективнее, вот как у нас в цехе, и тоже тебе – экономия живого труда, У нас в цехе как получилось благодаря бригадному методу? За последние пять лет объем работ вырос вдвое, хотя при этом рабочий персонал вырос всего на один процент. И потому, что отнеслись в объединении к нашему цеху как к главному, всерьез бригадный метод внедрили. Сейчас, на нас глядя, другие цеха бригадами занялись. Основные у вспомогательного учатся! Отменить бы вообще это деление на основных и вспомогательных. Зачем оно с точки зрения государственной? У нас все главные. И внимание всем нужно одинаковое. И всем – в первую очередь.

Записал Владимир Морозов

Первый ломоть – мастеру

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены