Учась и продолжая

Марина Мацкевич| опубликовано в номере №1313, февраль 1982
  • В закладки
  • Вставить в блог

Что заставляет вологодского слесаря после работы «колдовать» над бесформенной деревянной заготовкой, чтобы превратить ее в декоративное блюдо с замысловатой тонкой резьбой? Почему женщина, по профессии рабочая-нормировщица, в выходной день, когда ждут нескончаемые домашние дела, берет в руки лозу, и гибкие прутья превращаются в легкие кружевные корзинки или ажурные воздушные подносы? Откуда берется в человеке, который и не думает называть себя художником, это властное желание почувствовать упругое сопротивление материала, подчинить его себе? Пожалуй, за этим не просто стремление украсить свое жилище или желание заполнить свой досуг, но тяга к одухотворению своего быта, извечная жажда творческого самовыражения.

В прошлом году в Москве были организованы выставки, посвященные важнейшему событию в жизни нашей страны – XXVI съезду КПСС, и среди них – экспозиции самодеятельных художников и мастеров декоративно-прикладного искусства национальных республик. Они проходили под девизом «Тебе, родная партия, наше творчество и мастерство».

Трудно соперничать с прославленной нарядной «дымкой» в исполнении народного мастера Л. Фалалеевой. Она создает не отдельные игрушки, а многофигурные композиции, в которых разыгрывается целое игрушечное «действо». Яркие краски росписи, броский орнамент, острая подчеркнутость жестов и повадок каждого из забавных персонажей – все это из тех давних традиций «дымки».

В рязанских сквозных вышивках – строчках ощущается вековая ювелирная тонкость узора, праздничность цвета. Так же как бабушки, современные рязанские вышивальщицы используют прежние геометрические формы – «репей» или «крест», работают различными мережками, которые называют «прямушкой», «рогулькой», «камелюшкой». И эти ласковые, домашние названия как бы дают почувствовать ту тихую радость уюта, которую вносят в быт полотенце, покрывало или занавески, вышитые неспешными любовными руками.

Однако не всегда у художника-самоучки мы находим прямое приобщение к культурному наследию предков. Часто он довольно свободно обращается с традицией и не только «переплавляет» ее в своем творчестве, но и вызывает к жизни новые формы. Самодеятельный художник П. Калинин живет в Узбекистане, но его резьба по дереву не имеет прямых прототипов в декоративно-прикладном узбекском искусстве. Правда, он пользуется приемами узбекской фоновой резьбы, однако при этом придает своим деревянным кувшинам и подносам благородный, изысканный силуэт прославленных изделий кубачинских среброкузнецов из Дагестана. Да и сам узор – суховатый, чеканный, скорее не узор, а гравировка. И служит он здесь не для того, чтобы выявить природную красоту и теплую текстуру дерева, а как бы имитирует холодноватое мерцание металла.

Глядя на эти работы, невольно убеждаешься в том, что произведения самодеятельных художников перерастают рамки «домашнего потребления» на радость друзьям и близким. Им нужен зритель, зритель широкий и благодарный, чтобы могли они предстать перед ним, как в старину говорили, «добрым людям на загляденье».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены