Его день рождения

Кирилл Замошкин| опубликовано в номере №989, август 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Зайдешь ко мне в шестую завтра утром, часов в девять. Я тебе стабилизатор от зажигалки подарю. Будь здоров.

— А ты куда?

— Я на крышу.

— Можно с тобой, Костя? Один разочек, а?

Брать мальчишку с собой было рискованно, но до сих пор их дому везло: зажигалки сыпались или на проезжую часть улицы, или на булыжник внутреннего двора — и ни одна на дом. Строение было старое, ветхое, с покосившимися перекрытиями, наклонными полами, но в нем еще жили люди, и Костя добровольно, когда позволяло свободное от работы и сна время, выходил на пост.

Костя положил руку на плечо мальчика.

— Пошли. Ответственность беру на себя. Слышь, матери ни слова.

К ночи небо очистилось от туч, морозец «схватил» мокрый асфальт, и немцы пытались вовсю пользоваться ясной погодой, Дальние выстрелы зениток слились с ближними. Мигали точки зенитных снарядов. Дребезжали стекла, совсем как перед парадом в мирное время, когда по улице ночью цокали копыта лошадей, тяжело двигались орудия и скрежетали танки. И в этой музыке военной ночи посторонне, отдельно слышался воющий, нудный звук немецкого бомбардировщика. Мальчишка уверенно сказал:

— «Юнкерс».

Они нырнули в затхлый, промозглый мрак лестницы и на ощупь стали подниматься на чердак. Под ногами с шипением прошмыгнула невидимая кошка.

Когда они ступили на площадку второго этажа, Косте послышалось, что наверху тяжело скрипнула чердачная дверь. «Чепуха какая-то. Почудилось», — успокоил себя Костя. Они поднялись на последнюю площадку. Костя зажег фонарик и осветил дверь.

Странно: дверь была приоткрыта.

Костя оттащил мальчика на несколько ступенек вниз и зашептал ему в ухо:

— Даю тебе боевое задание. Как на фронте, понял? Обязан выполнить. Шпарь на улицу, найди военный патруль, дежурных — кого угодно — и приведи сюда. Подозрительное дело. Дверь кто-то открыл. Дошло?

Дядю Митю он беспокоить не хотел. Пусть отсыпается. Мальчишка прижался к Косте.

— Иди, иди. Только тихо и осторожно. Как мышь.

Костя остался один. Нет, нельзя терять ни минуты. Он немедленно пойдет навстречу опасности. Им овладел молодой, незрелый азарт начинающего охотника: во что бы то ни стало и быстрей искать, найти, взять. Костя не думал, как обмануть неизвестного противника, наверняка коварного и безжалостного. Костя был настоящим спортсменом. Он признавал один обман — на футбольном поле. Там во время матча успех решали спортивная хитрость, честное соревнование в стремительности ориентировки, мгновенная реакция, быстрое принятие единственно правильного решения. Там — разрушение замысла соперника, верный ход к чужим воротам — и гол, гол! Здесь не матч, не соревнование. Возможная встреча представлялась Косте заманчивой, таинственной игрой, немного рискованной — на то и военная обстановка! — но все-таки игрой: в глубине души Костя еще надеялся на возможность недоразумения: мало ли кто в конце концов мог забраться на чердак, хотя бы дворник или какой-нибудь бродяга в поисках места для ночлега.

Костя рывком открыл дверь и перешагнул через порог. Его ботинки утонули в мягкой пыли пола. Костя тронул рукой стойку, поддерживавшую верхний угол стропил, и прислонился к ней: все-таки защита. Луч его фонарика поплыл по дальним углам чердака, натыкаясь на сломанные железные кровати, разбитые ящики, рваные матрацы, старые одеяла, кучи тряпок и мешковины. Никого.

«Идиот. Какой же я идиот! Песок заготовил, воду, щипцы, а все это пороховое барахло не выбросил. Вот шляпа! А управдом, дворник, противопожарная охрана? Тоже мне, гаврики. Такой костер вспыхнет, если что...»

Пригибаясь, Костя тихо пробрался вдоль ската к чердачному окну. Резко оглянулся назад, полоснул фонариком, проверяя.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Рай без памяти

Фантастический роман. Продолжение. Начало см. №№ 11 — 14.