Его день рождения

Кирилл Замошкин| опубликовано в номере №989, август 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

Стараясь быть спокойным, — он же мужчина, черт побери! — Костя равнодушно спросил:

— Откуда этот веник, мама?

Мария Ивановна таинственно улыбнулась:

— Этот букет, Костенька, принесла тебе очень симпатичная девушка. Она спрашивает о твоем здоровье.

Ему еще никогда не дарили цветов. Он вообще считал, что такого рода подарки — глупость и мещанство. И если сирень принесла Нина (а это, конечно же, она, сумасшедшая девчонка!) — значит, ниточка, протянувшаяся между ним и Ниной, станет явной для чужого взгляда, а он никого не хотел пускать в мир своей тайны, даже маму, добрую, хорошую маму. И букет этот, такой красивый, сладко пахнущий, но совсем ненужный: это же предательство со стороны Нины — нельзя открывать то, что принадлежит двум и никому больше. И Костя презрительно сказал:

— Какие нежности! Нинка, что ли?

— Вот видишь, ты даже знаешь, кто к тебе пришел.

— Скажите, пожалуйста, какое внимание!

— Ты не понял. Костя. Она пришла по поручению комитета комсомола.

— Ах, комитета! Я и забыл, она у нас начальство. Выполняет общественную нагрузку, так сказать. Сколько же весит этот веник?

Мама, улыбаясь, положила букет на кушетку. Костя растерялся и в сердцах, проклиная свое смущение, повернулся к стене.

— Ты свинья, Костя. Нельзя же быть таким невежливым, — рассердилась мама. — Нина ждет.

— Оставьте меня в покое! — крикнул Костя. — У меня от волнения шов разойдется! Я могу помереть. И ты будешь виновата.

— О господи! — Мама развела руками и рассмеялась. — Что ты развоевался? Ну и характер! Хорошо, Костя, я не хочу быть виновницей твоей преждевременной смерти. Успокойся.

И она вернулась в переднюю. Там снова пошушукались, и снова хлопнула дверь — резко и, пожалуй, слишком громко.

Костя едва не плакал от обиды.

Когда он, уже здоровый и чуть похудевший, появился в школе, Нина не поздоровалась с ним.

Наступила пора экзаменов. Нина даже не глядела в его сторону.

На торжественном вечере вручали свидетельства за десятилетку. Соколов мог не приходить: ведь он только окончил девятый класс. Но Нина! Нина получала свидетельство, ее фамилия должна была появиться на доске почета, и Костя хотел поздравить ее. Он решительно подошел к Нине и сел рядом. Но она удивленно пожала плечами, встала и прошла вперед, в первый ряд.

На следующее утро Костя выпросил в комитете комсомола два билета на районный бал выпускников. Попробуй достать их, если ты всего-навсего перешел в десятый, но он сумел! Недаром он был спортивной гордостью школы: играл левого края в юношеской команде на первенство столицы и был запасным футбольной команды мастеров. Из пустой учительской Костя позвонил Нине и, как будто ничего не случилось, сказал, что билеты у него в кармане. Но Нина ответила:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Пять вечеров с учителем

Наш специальный корреспондент Алексей Фролов встретился и беседовал с учителем русского языка и литературы 34-й вечерней школы г. Ленинграда Владимиром Емельяновичем Ярмагаевым