Дом

Г Шубин| опубликовано в номере №39, октябрь 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

I

МНЕТСЯ Степанида на крылечке - мужа с работы ждет. Долгонько что-й-то нейдет. Раскинулась перед ней торная, засыпанная пухлым свежим опилком улица. В конце широко и ворчливо медведем разлегся завод. Бредет народ из завода - девки, мужики, бабы - как из церкви. Шаги по тесовым мосточкам перекличку ведут. Прогомонила мимо ватажка чумазых, как цыганята, масленщиков и подточиков.

- Не видели моего, ребятушки?

- Обогнали...

- Долго нету ти.

- Не тужи, Прокопьевна, - к зиме придет.

Трунят озорники над Спиридоном.

Стар стал, ноги бастуют, инеем голова закурчавилась. Бредет, кряхтит, колышком подпирается. Присел на ступеньку - сапоги стащил: в рабочих-то жена в дом не впущает.

Подобрала Степанида обутку - лицо, как мак, цветет.

- Что ты, как именинница?

- От Степы письмо.

- Вспомнил, сукин сын!

- Приехать обещает.

- Пора.

Спиридон повеселел, шлепнул жену по спине и побрел пить чай.

- Чем кормить-то будем? - спрашивала Степанида, нарезывая ломтики черного хлеба.

- Что сами, то и ему.

- В городе-то, поди, к белому приобвык. Ты бы курушке голову отрубил - зажарим. Хохлатка совсем плохо несется. Ахти - мне, - получка-то долго: купить бы чего?

Спиридон не отвечал.

Надрывная не по летам работа приглушила его ум и в первое время после шабаша старику было больно думать. Было больно шевелить и дряблое, развинченное тело, в котором ныл каждый винтик.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены