Дни, которые забыть нельзя

А Антонов| опубликовано в номере №682, октябрь 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Овета и Чарли Райт

- Негритянский танец, - объявил ведущий, - исполнит Овета Райт в сопровождении гавайской гитары - Чарли Райт - и банджо - Сэм Бидл.

На сцену вышли двое негритянских юношей. У одного из них на лацкане пиджака алела американская медаль «Пылающее сердце», которая выдается «за пролитие крови на фронте». Банджо и гавайская начали какую-то грустную мелодию. Из-за кулис появилась стройная молодая мулатка Овета Райт. Ее танец сразу захватил зрителей. Он своей торжественностью и скорбью напоминал какое - то священнодействие. Порой танцовщица замирала на месте, и только ее тонкий стан еле заметно двигался в такт затихавшей музыке. Потом начинали оживать пальцы рук, сами руки, в глазах вспыхивали гневные огоньки, и вот уже двигалось все ее молодое, крепкое тело.

Когда замер стон гавайской гитары, зрители несколько секунд безмолвствовали, словно завороженные. Затем разразилась настоящая буря аплодисментов. Трое кубинцев выходили раскланиваться, готовые исполнить что - либо еще, но аплодисменты не утихали. На сцену со всех сторон летели цветы и платки. Во время третьего выхода Овета Райт заплакала...

Чарли Райт родился в американском штате Джорджиа в семье правщика пил Дина Райта. Его жизнь во многом походила на жизнь других негров. Во время второй мировой войны Чарли в составе танковой дивизии генерала Паттона прошел путь от Нормандии до Рейна. Во время арденнского прорыва немцев он был ранен... После окончания войны Чарли демобилизовался, долго искал работу и наконец поступил в оркестр бродячего цирка, принадлежавшего некоему Роналду Хьюзу. Незадолго перед этим хозяин цирка «приобрел» в Гаване настоящую «жемчужину сцены» - молодую красивую мулатку Овету, девушку, не имевшую себе равных в исполнении негритянских и испанских танцев. Хьюз знал, что она принесет большие сборы, и решил сделать ее своей любовницей.

Но когда в цирк пришел Райт, планы Хьюза рухнули. Чарли и Овета полюбили друг друга. Хозяин узнал об этом и выгнал Чарли из цирка, а Овете обещал «собачью охоту», то есть травлю собаками, если она будет упорствовать. Но девушка бежала вместе с Чарли.

С тех пор Овету и Чарли преследовали голод и объявления Хьюза в газетах о розыске беглецов, будто бы «похитивших кассу цирка». Овета и Чарли решили переехать на Кубу. Но для этого нужны были деньги. Под вымышленным именем Овете удалось устроиться мойщицей посуды и окон в ресторане Сен - Луи, а Чарли перебивался случайными заработками - работал мойщиком автомобилей в гаражах, грузчиком в речном порту, маляром, тапером в пивном баре.

Вечером, встречаясь в своей грязной мансарде, Овета и Чарли забывали о голоде и усталости, они мечтали о том золотом времени, когда уедут на Кубу, будут иметь хоть небольшой, но постоянный заработок и свою комнату.

- Какой бы маленькой наша комната ни была, - говорил Чарли, - у окна будет стоять кровать маленького Дика.

Овета смущалась, но с удовольствием развивала мысль мужа.

И вот Райты приехали на Кубу.

Овета повезла Чарли к своему отцу - Педро Мачадо, который работал на плантациях сахарного тростника. Мачадо еле - еле сводил концы с концами и не очень обрадовался приезду молодоженов.

- Не то теперь время, чтобы из богатой Америки приезжать в гости к кубинскому поденщику, - сказал отец дочери.

Овета поплакала вместе с матерью, а утром она и Чарли вышли работать на плантации. Они трудились весь летний сезон. Осенью получили от Мачадо маленькую сумму из заработанных ими денег для проезда в Гавану.

- Ничего, не унывай, Чарли, - говорила Овета. - Мы будем ходить по дворам, ты станешь играть, я - танцевать. Со временем, может быть, поступим работать в какой - нибудь кабачок...

Но судьба Оветы и Чарли сложилась иначе.

Когда они ходили с концертами по дворам гаванцев, на них обратил внимание один из членов Союза социалистической молодежи Кубы. Он пригласил их выступить в клубе Союза. После первого выступления Райтам предложили небольшую постоянную плату. Но свои подворные концерты они должны были продолжать, чтобы собрать средства на поездку группы молодых кубинцев на Четвертый Всемирный фестиваль в Бухаресте.

Теперь они были уже не бродячими актерами, а выполняли общественное поручение и могли смело и открыто смотреть в глаза людям.

- Чарли, - заикнулась как - то Овета, - я могу танцевать с утра до вечера, но ведь нам с тобой от этого не достанется почти ни гроша...

- Не падай духом, родная, - успокаивал Чарли. - Зато мы приобретаем то, чего у нас с тобой никогда не было, - друзей.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены