Башня

Валерий Исаев| опубликовано в номере №1456, январь 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

И если бы не Дочь, которая с улыбкой посмотрела на обоих, неизвестно, чем бы все кончилось. Она, как это все чаще случалось за последнее время, спасла их и на этот раз, предотвратив явно назревавшую ссору. Якоб ничего не ответил Жене, потому что был абсолютно уверен в своей правоте. А потом, потеряв интерес к «бурде» в своей чашке, стал выжидать, когда Жена отвлеклась бы (не на глазах же у нее это делать!), чтобы самому взглянуть на злополучную башню, грубо отодвинувшую от семьи возможность мирного сосуществования. «Проклятая башня!» — думал он, боковым зрением уцепившись за позеленевший от времени циферблат.

Жена и не думала отступать.

«Что же ты молчишь, а-а?» — повторила она с нараставшим раздражением.

Он промолчал и на этот раз, хотя ехидное «А?» будто когтями вцепилось в его голову. Он мог бы заговорить, сказать что-нибудь, отшутиться, наконец, — ведь говорил же он всякую всячину в те недавние счастливые времена их совместной жизни, ведь говорил же. Откуда в нем эта густая неповоротливая смесь желаний: с одной стороны, все вернуть, возвратиться к счастливому беззаботному времени, дыхание которого еще ощутимо за спиной; с другой — это настырное, вроде бы ничем не оправданное сопротивление этому же желанию, которое не преодолеть, не перешагнуть.

А ведь могло быть все совсем по-другому...

И он стал представлять себе, как оно могло быть в их семье. И представил, и порадовался, и улыбнулся — пряча улыбку от той, о которой только что думал.

...Додумывал он уже в одиночестве. Жена и Дочь ушли, громко закрыв за собой дверь. Он подбежал к окну, уставился на зазеленевший от времени циферблат. «Ерунда какая-то», — раздалось в пустой комнате.

2

На улице среди людей горб исчезал. И когда Якоб проходил мимо какой-нибудь витрины и поглядывал на свое отражение, он не видел его.

Но сегодня ему некогда задерживаться у витрин — перед глазами у него был заплесневелый циферблат проклятой башни, из-за которого трещина в его отношениях с Женой сделалась еще глубже.

У него не было часов — он только копил на них, но если бы они у него были, он, как и все, в то злополучное утро перевел бы стрелки. И все, и не было бы этой дурацкой ссоры. Ведь сделали же так многие в городе, и ничего.

Но у Якоба не было часов. Он сам чувствовал время. И в этом все дело. Не мог же он перевести себя самого, какая бы башня того ни потребовала.

В следующий момент ему захотелось предостеречь людей от слишком явной, как ему казалось, ошибки.

— Послушайте, — обратился он к молодому человеку, смешно задравшему голову и вглядывавшемуся в часы на злополучной башне, — что вы собираетесь делать в следующую минуту?

Молодой человек недоуменно взглянул на Якоба и безо всякого взялся переводить стрелки наручных часов.

— Подождите, — попытался остановить его Якоб, — не делайте этого. Это ошибка. Разве вы не видите? Часы сломались или испортились, я точно не знаю, но время они показывают неправильно — я в этом абсолютно уверен, потому что я чувствую время и ни разу еще не ошибался.

Человек отдернул руку, словно прикосновение к ней Якоба сопровождалось электрическим разрядом. Якоб взял его за локоть.

— Я вас прошу, — как-то жалобно вышло у него, — это ведь в ваших собственных интересах, вот вам моя визитка, — закопался в карманах, — вот, и будьте уверены, к вечеру все выяснится, позвоните мне и скажите, что я был прав. Просто время на башне сбилось, произошла какая-то поломка...

— Да отстанешь ты от меня или нет, ненормальный какой-то! — Молодой человек отдернул локоть.

— Но ведь... — словно споткнулся обо что-то смущенный Якоб.

— А то ведь и схлопочешь! — И тот пригрозил ему кулаком.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены