Заповедные места

Александр Рекемчук| опубликовано в номере №769, июнь 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

В печорской деревеньке близ Пустозерска на девяностом году жизни померла бабуся. Родственников у нее не оказалось. В завещании, которое она заблаговременно отнесла в сельсовет, были следующие распоряжения: все имущество передать детскому дому, книги - избе - читальне.

Из сундука извлекли древние книги на старославянском языке - переплеты из телячьей кожи с застежками, страницы желтые, как воск. Заведующий избой - читальней две ночи кряду безуспешно пытался прочесть хотя бы страницу и в конце концов наотрез отказался заприходовать подобную литературу: мало ли что там могло быть написано!...

Отнесли книги в сельсовет и уже хотели употребить их на растопку печей, но председатель, бывший старшина, хозяйственный человек, не разрешил и отправил книги с оказией а областной центр. Оттуда их переслали в какой - то другой город...

Через месяц в сельсовет пришла телеграмма: ученый совет одного из ленинградских институтов выражал благодарность усопшей бабусе за ценную находку. Книги оказались древнейшими списками «Сказания о голом и небогатом человеке», «Хождения московского купца Трифона Коробейникова на Ближний Восток» и «Повести об острове Муцромском».

Спустя некоторое время в окрестностях Пустозерска, Усть - Цильмы, Ижмы появилось множество приезжих людей - вдохновенных охотников за древними рукописями. С одним из них судьба столкнула меня в столовой сельпо, где мы с Федором Никаноровичем, шофером райкомовского «газика», подкреплялись, проехав по бездорожью шестьдесят километров.

- Аксенов, аспирант, - отрекомендовался он. - Мне нужно попасть в село Морошкино. Подвезете?

- Пожалуйста, - сказал Федор Никанорович, разглядывая нового попутчика.

Аспирант был молод, кудряв, но уже с проплешиной. Очки в модной широкой оправе. Вероятно, филолог. Аспиранты - филологи почему - то склонны преждевременно лысеть и обожают такие вот модные очки.

Через несколько минут мы уже тряслись в машине. Дорога в эту осеннюю пору была ужасна. Чтобы не застрять в залитой грязью колее, Федор Никанорович вел «газик» по обочине.

- У вас научная командировка? - спросил я аспиранта.

- Да. Ищу рукописные книги. По свежим следам. Надеюсь найти ранний список «Юлиании Лазаревской» - моя тема...

- Нашли что - нибудь интересное? Мой попутчик рассмеялся.

- Почти весь район объехал. Стучался в каждый дом. Предлагают Радищева, Некрасова, Твардовского. Один старичок принес стопку тетрадей. «Собственные мои сочинения, - говорит. - Больше нигде не найдете...»

- Взяли?

- Нет.

- Напрасно. Здешние края - заповедник былин и сказок.

- К сожалению, это не имеет отношения к моей диссертации. Кроме того, разве вы не читали последних статей профессора Колдунцова?

- Не читал, - честно признался я. - Интересные статьи?

- О, целое событие! Колдунцов ставит под сомнение существование современного устного народного творчества. Очень смелые статьи, блестящий полемический стиль!... Между прочим, он заведует кафедрой в нашем институте.

Я хотел подробнее расспросить собеседника о перевороте в науке, совершенном профессором Колдунцовым, но не успел: шофер резко затормозил.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены