Встреча с городом

Виктор Переведенцев| опубликовано в номере №1289, февраль 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

Как уже говорилось, из села в город переселяются миллионы людей. В этом громадном потоке резко преобладают те, кому не удалось «устроиться» в городе, адаптироваться к нему. Многие из них будут повторять попытки переселиться в город, и многим это удастся. Но немало и тех, кому первая неудачная попытка сильно портит жизнь. В частности, среди «обратников», как называют таких людей в науке, немало молодых матерей с детьми, но без мужей. Матери без мужей, дети без отцов – это большая общественная проблема. Очень много среди возвращающихся и тех, кто вступал в брак, но семейная жизнь не сложилась, пришлось расстаться, развестись.

Годы переселений – годы любви. А именно в любовно-брачно-семейных отношениях различия между городом и деревней наиболее велики. В традиционной деревне принято, чтобы в первый брак вступали девушками (добрачные связи резко осуждаются), характерно главенствующее положение мужа в семье, почти вся домашняя работа падает на жену, женщину-мать, то есть фактического равенства в семье нет, разводы – сравнительно редки, детей – много больше, чем в городских семьях...

В городе в этом отношении многое складывается иначе. Нравы в отношениях между полами значительно свободнее, главенства мужа в семье нет или оно выражено значительно слабее, домашние обязанности распределяются в семье более равномерно, женщины стремятся к фактическому равенству в семье, в том числе и в распределении семейных дел.

И здесь между горожанками и деревенскими женщинами нередко существует глубочайшее взаимонепонимание. Хорошим сельским женам иной раз кажется, что городские женщины с жиру бесятся.

В 1978 году в одном центральном журнале было опубликовано письмо молодой женщины из Свердловска Елены Котельской «Год назад я вышла замуж...», в котором она рассказывала, как развалилась ее семья из-за того, что муж не хотел помогать ей в семейных делах. У многих молодых сельских женщин это вызвало искреннее изумление, и в редакцию пришло немало отповедей. Приведу выдержки из письма Светланы Корниенко, живущей в Сумской области.

«Прочла письмо Елены Котельской и просто поразилась, что из-за такой чепухи могла распасться молодая семья. А что бы делала Елена, если бы жиламона в селе? Неужели это так трудно – приготовить обед на двух человек и убрать комнату?

Я работаю в колхозе зоотехником. Иногда намаешься так, что еле ноги волочишь. А придешь домой – нужно и корову подоить, и поросенка накормить, куры, гуси. За ребенком нужно присмотреть, стирать приходится каждый день. Да и огород около 50 соток надо обработать. Муж работает трактористом, уходит рано, приходит поздно. По хозяйству помощи почти нет.

А мне ведь тоже хочется и в кино сходить и книгу почитать. Я ведь еще молода. Замужем живу три года, но за это время у нас в семье не было, ни малейшей ссоры. Несмотря на то, что мне приходится вставать около пяти часов и ложиться после двадцати двух.

А что, если бы все жили так, как жила и думает Елена? Ведь сельским труженикам отдохнуть можно только зимой, а в летнее время нужно поспевать и в поле, и на ферме, и дома. И почему-то никто из-за работы не бросает семью. И в селе всем хочется отдохнуть, и все умеют читать.

Мне кажется, что человек и должен жить так, чтобы все время у него было занято. Так интереснее жить на свете».

А вот городские женщины в подавляющем большинстве одобрили позицию Е. Котельской, а некоторые прямо пишут, что и сами собираются поступить по ее примеру.

Как известно, сейчас в городах очень много разводов, в некоторых один развод приходится всего на два брака. Распадаются в основном молодые семьи. Разные установки по отношению к семейной жизни вообще, главенству в семье, распределению домашних обязанностей – в частности, у горожан коренных и горожан новых, только что пришедших из села, – одна из главных причин непрочности молодой семьи. Если у мужа установки деревенские (муж – глава, дом – целиком на жене и т.д.), а у жены – городские (равенство в семейной жизни) и если оба в своих позициях упорствуют – наиболее вероятен развод. К сожалению, молодежь очень мало об этом знает, и малая ее информированность – важная причина неблагополучия во многих городских семьях. Между тем жизнь склоняется в сторону семейного равенства. То, что имело объективные основания и было в значительной мере оправдано в традиционном селе, совершенно недопустимо в современном городе. И людям с сельскими семейными установками неизбежно придется «переучиваться», если они хотят счастливой семейной жизни (а кто ее не хочет?!) в городе.

Замечу еще, что в традиционном селе жену выбирали, как говорится, «не в хороводе, а в огороде», невеста и ее родня были хорошо и. со всех сторон известны жениху и его родне. В городе жену выбирают чаще всего именно «в хороводе», в обстановке праздничной, радостной, беззаботной. Обстановка «ухаживания» отнюдь не способствует ознакомлению с будущей женой или мужем именно со стороны «огорода». А потом молодой муж с удивлением открывает, что любимая жена «ни борща сварить не умеет, ни сорочки погладить, а в комнате всегда неуютно, грязно и неприбранно» (из письма). А жена узнает, что любимый муж совсем не собирается помогать ей по хозяйству и не прочь закатить скандал за не вовремя приготовленный обед, хотя на производстве она работает не меньше его, и зарабатывает хорошо, и...

Мы говорим здесь о вещах наиболее очевидных. А если заглянуть глубже (чем должна заняться наука), то откроются, конечно, и многие другие, не столь очевидные, но, возможно, не менее важные с точки зрения адаптации к городу различия городского и сельского человека. Как бы то ни было, большинство переселенцев из села в город осваиваются с городом, перенимают городские установки, начинают вести городской образ жизни... Становится ли бывший сельский человек по-настоящему городским в социально-психологическом отношении – здесь можно лишь делать предположения, наука этим еще не занималась. Но вот В. Шукшин, как мы уже говорили, считал, что даже к сорока годам сам он был «ни городской до конца, ни деревенский уже». И такое ощущение свойственно многим горожанам.

И уж совершенно хорошо известно, что период первоначальной адаптации к городу труден для подавляющего большинства сельских жителей.

Человек, который оторвался от одной социальной среды и не вошел еще органично в другую среду, называется в науке маргинальным (промежуточным) человеком. Переселенцы из села в город – самые несомненные маргинальные люди. В советской литературе есть, замечательные образцы изображения человека в таком промежуточном положении. Особенно удачным представляется мне образ Альки Амосовой из двух маленьких повестей Федора Абрамова – «Пелагея» и «Алька».

Семнадцатилетняя девочка из северной деревни уезжает в город, а через два года возвращается в отпуск. «Она больше всего боялась встречи со своими вчерашними подружками: как-то они посмотрят на нее? Не станут ли задирать свои ученые носы студентки и старшеклассницы?»

У всех людей есть так называемые эталонные или референтные группы – группы людей, на которые человек равняется, которые служат ему образцом, мнения которых ему важнее, чем других людей. Обычно у человека одна такая группа. Но у людей, которые находятся в некоторой промежуточной позиции, у которых меняется, например, место проживания и человеческое окружение, может быть по две и более референтных групп, требования которых могут резко противоречить друг другу и быть даже в некоторых отношениях противоположными. Такой человек оказывается в так называемом маргинальном положении (промежуточном) и становится временно маргинальной (промежуточной) личностью. Человек от одного берега отстал, а к другому еще не пристал, и житейские волны могут сильно его потрепать. Вот и для Альки важно, с одной стороны, мнение ее городской подружки Томки – стюардессы Аэрофлота, а с другой – уважаемых односельчан. Для Томки Алька – деревенская недотепа, которая «не могла выдавить из себя деревенской дури», то есть не могла столь же легко смотреть на отношения с мужчинами, как Томка. А для односельчан Алька – человек нравственно опустившийся, «ни девка, ни баба», как говорит любящая ее тетка. И как же трудно Альке душевно в этом ее положении, как часто срывается она в истерики!

Алька Амосова – это человек на распутье, человек а стадии личностной дезорганизации. Суть вопроса тут в том, будет ли эта дезорганизация предпосылкой и моментом реорганизации личности (той самой «ре-социализации», о которой говорят исследователи) или получит самодовлеющее значение; будет ли эта стадия кратковременным переходным этапом или на этой стадии личность остановится, застынет.

Судя по краткому эпилогу повести, Алька успешно преодолевает свою раздвоенность, прибивается к городскому берегу.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Доверие

«Молодая гвардия»

Конфликт

О земле