Всей жизни каяться не хватит

Александр Невский| опубликовано в номере №1439, май 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

Нравственная норма

— А утром 6 сентября с. г. Лидия вместе со своими однокурсниками в составе студенческого сельскохозяйственного отряда уехала в подшефный совхоз. Адвокат Валентина Логинова отложила в сторону обвинительное заключение.

— Не может быть, просто в голове не укладывается! — Я был ошеломлен. — После того, что произошло, она поехала на картошку?!

— В этот же день, — продолжала Логинова. — за Лидой приехали товарищи из института и милиция.

— Прямо на глазах однокурсников ее взяли под арест?

— Нет. Только допросили и отправили в больницу, где она провела три недели. — Адвокат вздохнула. — Вот такой случай. — Она взглянула на часы и стала собираться. — Вы уж меня извините, пора в детсад бежать за ребятней. А то они страшно обижаются, когда я опаздываю.

Мы вместе вышли из юридической консультации. Она побежала к метро, а я не спеша пошел по Ленинскому проспекту: хотелось еще раз поразмыслить над только что услышанной историей. Тут было о чем подумать, никак не хотелось верить, что такое могло случиться. Однако вот случилось. И не с кем-то, а с нормальной, здоровой студенткой Лидией К. — едва ли не отличницей., профоргом курса. Через неделю — судебный процесс.

— Да вы что, не верите нам? — Тамара изобразила обиду на лице. — Я повторяю: мы ничего не знали.

— И ни о чем не догадывались?

— Как вам сказать?.. — замялась Марина. — В последние дни она как-то странно себя вела, и потом...

— Лидка вообще очень скрытный человек, из нее никогда ничего не выудишь, — перебила подругу Тамара. — Обычно мы друг другу все рассказываем, а она... Даже когда с Игорем встречалась, мы об их отношениях ничего не знали.

Мы, сидели в комнате институтского общежития, где три с половиной года прожила Лида: Тамара и Марина считались ее подругами. Так по крайней мере они сами говорили.

— Да если б мы знали, то постарались бы ее как-то успокоить, что-нибудь предпринять...

— Вот именно! — подхватила Марина. — Я Лидку не могу понять, хоть убей. За все время ничего никому не сказать! Может, боялась, что проболтаемся? Но мы ведь нормальные люди, наконец, мы — женщины...

— Ее погубило деревенское воспитание. Там у них в деревне, наверное, до сих пор ворота дегтем мажут! — усмехнулась Тамара.

Она еще могла улыбаться, вот что меня удивило. А Марина, наоборот, делала страдальческие глаза, говорила взволнованно:

— Вы только не подумайте, что мы такие бессердечные. Я, например, до сих пор не могу прийти в себя. А в первые дни вообще с ума сходила. Мы с Лидкой немного внешне похожи, так на меня уже в институте стали коситься за нее принимают, что ли. А мне-то каково?

Я чувствовал, что Марине больше всего жалко себя...

Впервые я увидел этих девушек в коридоре суда с двумя большими сумками и только сейчас понял, что они пришли снаряжать свою подругу в тюрьму... В тот день они не выглядели взволнованными. Сейчас же. когда все позади. успокоились вовсе. Чувствуется, им очень неприятно вспоминать о происшедшем. Мне казалось, они все-таки жалели Лиду. И вдруг...

— Давайте откровенно. Лидка должна радоваться, что так легко отделалась, — сказала Тамара. — Будь я на месте судей, приговор был бы другой.

— Зря ты так, Тома! — вздохнула Марина. — Она же не виновата, что ей такой подонок попался. Если б Лидка встретила порядочного парня...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Критерий истины

Размышления о патриотическом воспитании молодежи

Зрачки солнца

Страницы рукописи. Публикация Татьяны Редько