Возвращение Рослина

Ким Бакши| опубликовано в номере №1189, декабрь 1976
  • В закладки
  • Вставить в блог

С какою жадностью, как плотно я

приник

К стоцветным стеклам, к окнам

вещих книг.

И увидал сквозь них просторы

и сиянья.

Лучей и форм безвестных

сочетанья...

В. Брюсов

Передо мной глянцевый альбом фирмы Сотби. Прекрасные репродукции с картин – в цвете, черно-белые. Трудно себе представить, что это всего лишь прейскурант.

Вот и таблица цен. Цены, конечно, умопомрачительные. Еще бы, Сотби – крупнейший торговец художественными ценностями. Удар молотка на аукционе – и к новым владельцам переходят Рафаэль, Рембрандт или Гойя.

Альбом этот напоминает о шумных событиях, которые несколько лет назад подавались на первых полосах крупнейших газет мира как самая большая сенсация.

В 1967 году в проспекте очередного аукциона было объявлено о продаже нескольких древних манускриптов. И среди них – это и было главной сенсацией – рукопись XIII века, созданная великим армянским художником Торосом Рослином.

На газетных страницах целая буря: печатались протесты, гневные заявления, обращения к армянам-миллионерам – купить драгоценность национальной культуры. Выдвигались даже требования к Сотби – раскрыть имена тех, кто посмел представить рукописи на продажу.

Но Сотби не был бы Сотби, если бы не умел хранить тайну.

В мире известны всего шесть манускриптов, на которых стоит подпись Рослина. Из них четыре рукописных книги во владениях армянской общины в Иерусалиме. Как раз оттуда и были представлены рукописи на продажу.

Но в это трудно было поверить. Чтобы армяне продавали рукописи! Из истории известны многочисленные примеры противоположного свойства, когда жители сел и даже целых городов собирали деньги – кто сколько может – и выручали рукопись, попавшую в плен к завоевателям. Древние армянские каллиграфы – гричи – заносили имена спасителей в конце книги, чтобы увековечить это событие как самое благое, патриотическое дело. Ради рукописей люди рисковали жизнью, многие были зарублены, и кровь их заливала пергаментные страницы. И те, кто затем подбирал книгу, записывали ее трагическую историю и снова берегли манускрипт как святыню.

Древняя история Армении напоминает небо ранней весной: редкие просини, редкие лучи солнца, короткие спокойные периоды – и снова ледяные ветры, снова сталкиваются свинцовые тучи, дождь пополам со снегом засыпает зеленую траву, только что успевшую проклюнуться меж камней. Столетия неволи, насилий, когда замирала жизнь в городах, прекращалось строительство, останавливалось развитие культуры.

И только книга, маленькое портативное чудо, хранит в себе все, что накопил народ, – мудрость, родной язык, искусство, память о прошлом. Парадоксальна история армян. Их спасла от исчезновения не предусмотрительность правителей – страна веками была без государственности, не храбрость полководцев – невозможно было долго сопротивляться огромным силам врагов, которые, как волны, одна за другой поглощали Армению. Спасла армян духовная сила народа. Та, что заключена в книге.

Нужно ли после этого удивляться, что армяне не продают древние манускрипты! Для них торговать рукописью – все равно что выгнать на улицу старушку мать, которая вскормила тебя.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Железный дракон Цзяо

Роман. Продолжение. Начало в №№ 21, 22

Псевдоним мой «Аристон»

Из цикла этюдов «За Есенинской строкой»