В ожидании любви

Станислав Лесневский| опубликовано в номере №1501, ноябрь 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

Козельские впечатления

Я приезжал в Козельск в разное время — и В августе, и в октябре и в январе, и в марте и в мае. Собственно, Козельск — это ведь еще и Оптина пустынь, и Нижние Прыски, и Шамордино, и Сосенское, то есть еще и окрестности, без которых не понять исторической судьбы и нынешнего облика маленького городка над Жиздрой, быстро текущей в Оку.

Левый берег, на котором стоит город, крутой, а правый — необычно, неожиданно — пологий. Возможно, говорят историки, левый берег насыпной. Здесь была старинная крепость. Вот остатки Успенского собора... Отсюда, с огромной высоты, виден и нынешний, действующий железнодорожный мост, и брошенные опоры бывшего моста.

...Просторы, дали — древняя калужская земля...

Козельск впервые упомянут в летописях под 1146 годом, на год раньше Москвы. В 1996 году исполнится 850 лет.

Сейчас в самом Козельске живет около 22 тысяч человек, да еще в поселке Сосенском (в нескольких километрах) — примерно 14 тысяч человек, да еще в отдельном городке — 12 тысяч, а во всем Козельском районе, если все сложить, — более 60 тысяч.

На главной площади города (когда-то торговой, с десятками лавок) много разного рода памятников. Из них, наверное, самый выразительный — это бесконечный перечень фамилий козельчан, павших на фронтах Великой Отечественной войны.

Замечаем: установлен на площади камень с надписью, что здесь будет сооружен еще один памятник — в честь 750-летия обороны Козельска от Батыевой орды... Более двухсот лет назад, когда Козельск стал уездным городом, ему был присвоен герб в память той героической обороны: «...в червленом поле, знаменующем кровопролитие, накрест расположенные пять серебряных щитов с черными крестами, изъявляющими храбрость их защищения и несчастную судьбину, и четыре златые креста, показывающие их верность». История с лихвой оправдала символику городского герба.

Но, если бы меня спросили, какими великими событиями ознаменованы наши дни в жизни древнего города, я не колеблясь назвал бы прежде всего главное: возвращение Оптиной пустыни Русской Православной Церкви. И без претензии на парадоксы рискнул бы рядом поставить еще одно: первые свободные выборы народных депутатов.

Раннее утро в Козельске, воскресенье, 26 марта... День выборов народных депутатов уже начался, и я спешил домой в Москву, чтобы успеть проголосовать. По дороге на станцию расспрашивал козельчан, за кого они будут голосовать: предстояло сделать выбор между Александром Сергеевичем Полуэктовым, заводским инженером, и Геннадием Ивановичем Улановым, первым секретарем Калужского обкома партии. Я не почувствовал, что вокруг этой альтернативы кипели какие-то страсти, все было спокойно как будто бы... А через день позвонил в Калугу и в Козельск и узнал, что на выборах победил Полуэктов. Как говорят в таких случаях, «не надо драматизировать», выбрали тоже «нашего человека». Да я и не берусь как-то подытоживать, суммировать итоги этих выборов. Все же отмечу некоторые детали, связанные именно с Козельском.

Так, накануне выборов районная козельская газета «Вперед», рассказывая о встрече избирателей с Г. И. Улановым, выражала сожаление, что «многих собравшихся... почему-то заинтересовали в большей степени вопросы... частного порядка». И далее газета сокрушенно комментирует: «Что надо было отвечать первому секретарю обкома партии на такие вопросы: «Как вы откликаетесь на просьбы и жалобы?». «Существует ли генплан развития Козельска?», «Как попасть к вам на прием?», «Почему в школе не ведется преподавание английского языка?» и тому подобное».

Избиратели задали первому секретарю обкома, как видим, далеко не частные вопросы. И умение откликаться на просьбы и жалобы трудящихся. и будущее родного города. где проходит встреча с избирателями. и даже знание английского языка нашими детьми — это не мелочи...

Было часов восемь утра. Я шел из Козельска в Оптину пустынь. Начинался хороший ясный день этой ранней весны, быстро наступившей после необычно теплой зимы.

У моста я обернулся. И загляделся на Козельск...

Издали, от Жиздры, еще виднее как хороша Никольская церковь, построенная в 1740 году на одной из высоких точек города. Она и образует сейчас архитектурный центр города. Но в створе с церковью — огромная. внушительная, едва ли не столь же высокая кирпичная труба хлебозавода. Так они и видятся вместе — потемневшие главы церкви и труба из красного кирпича.

Менее заметна — она в стороне — действующая церковь Благовещения. Других церквей или давно уже нет, или же они приобрели неузнаваемый облик. Исторический силуэт Козельска сильно обеднен, искажен уничтожением нескольких замечательных храмов, которые создавали единый ансамбль.

Убежден, что великое духовное наследие, которым обладает городок над Жиздрой, дает ему право на общенациональное и мировое внимание, почитание, восхищение. Козельск по меньшей мере заслужил. чтобы в Никольской церкви не помещался цех московской швейной фабрики «Большевичка», который, увы. и не собирается отсюда перебираться в какое-нибудь другое здание. Церковные стены и главы закопчены. храм осквернен...

А за рекой высилось, сияло, влекло великое творение национального русского гения, духовный центр Руси — Оптина пустынь. Основанный в XV веке монастырь стал одним из средоточий русского православия, духовной мудрости и красоты, воплощенной в неповторимом архитектурном ансамбле, во всем строе жизни монастыря. С оптинскими старцами беседовали Гоголь. Достоевский. Лев Толстой: к ним приходили за духовной помощью и нравственным утешением люди всех званий и состояний. Убежден: главное сокровище Козельска — Оптина пустынь. И шире — память истории. То, что это — духовное богатство, как будто бы ясно (впрочем, яснее в Москве, чем здесь). Если же представить весь ансамбль памятников истории культуры в городе и его окрестностях, то — при условии воскрешения каждого из них и создания общего заповедника — надо признать, что Козельск обладает огромными возможностями живого явления этой одухотворенной красоты. Правда, для этого и сам город должен стать иным, так что надо говорить об экономике, о социальной среде, о многих проблемах местной жизни — о ее цивилизованности...

А как видит и оценивает город обычный приезжий. Вот он идет в гостиницу: предположим лучшее — с трудом поселяется в трехместном номере, а то и на раскладушке в коридоре... Горячей воды нет, туалет во дворе... Он зашел в ресторан: люди сидят в пальто, пьяные, накурено, «музыка» орет изо всех сил, полчаса надо ждать официанта, еще час — еды. Пошел в кафе напротив — там грязно, невкусно...

Не слишком ли приземленно судить по «быту» о столь древнем городе?.. Но. увы. человек подчас раньше всего встречается с будничной стороной жизни. Выходит приезжий человек на улицу... Темнеет... Куда пойти? В церковь нас отучили ходить. В кино как-то не очень хочется: редки хорошие фильмы. Было в городе два кооперативных видеозала. теперь по новому постановлению их закрыли. Театра (или театральной самодеятельности) в городе нет.

Дом культуры, как водится, имеет свой репертуар. но посещается большинство его «мероприятий» плохо (об этом писала и районная газета). К этому необходимо добавить, что в Козельске Дом культуры построен по какому-то странному проекту (вывезенному почему-то из Ейска!). В результате зимой в Доме можно находиться только в пальто (а еще лучше — в шубе). Знаю не понаслышке. испытал сам.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Флетч

Роман. Продолжение. Начало в №№ 20, 21.