Твой автопортрет

Виктор Переведенцев| опубликовано в номере №1426, октябрь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Заполнив анкету «Смены», 4 тысячи читателей стали соавторами социологического исследования, предпринятого журналом

Статья третья. Начало в №№ 14, 15

В прошлом учебном году на дневных отделениях вузов обучалось 2,8 миллиона студентов — это 54 процента всех студентов страны. О студентах-очниках и пойдет речь в этой статье.

Судя по количеству полученных от них анкет, это самая активная часть читателей «Смены». Большинство заполнивших анкету выписывает журнал, то есть читает его регулярно. Причем студентки оказались значительно активнее юношей: их перевес среди анкетированных много больше, чем среди студентов.

Надо отметить, что в последние годы престиж высшего образования сильно упал. Резко снизились конкурсы, особенно в технические вузы. Во многих из них конкурсов практически не было, то есть могли поступить все, сдавшие вступительные экзамены на тройку. В некоторых вузах отмечались недоборы. Не поступившие в вуз с первой попытки не часто ее повторяют. Среди студентов, заполнивших анкеты, с первой попытки поступили 85 человек из 100, со второй — 13, с третьей — 2.

Возрастной состав студентов посредине учебного года был таким: семнадцатилетних — 10 процентов, от 18 до 21 года — 47, от 21 до 24 — 37, 24 года и старше — 6 процентов. Студенты-юноши в среднем несколько старше студенток: среди них очень мало людей в возрасте 18 — 20 лет (всего 21 процент), что связано со службой в армии.

Кто идет в вузы?

Перед поступлением в вуз 89 человек из каждых 100 имели среднее общее образование и только 10 — среднее специальное; кроме того, один процент имел неполное высшее образование (то есть сменил вуз). Доля выпускников средних специальных учебных заведений оказалась неожиданно малой. Ведь в 1985 году их окончили 1,2 миллиона человек, в то время как общеобразовательную среднюю школу окончили 3,3 миллиона учащихся. Похожие соотношения были и в прошлые годы. Если бы вероятность поступления в вуз была одинаковой, выпускники техникумов составляли бы более четверти студентов. Дело, видимо, в том, что в последние годы контингент учащихся средних учебных заведений формируется в основном из выпускников средней школы; техникумы они кончают в лучшем случае в 20 лет, юноши — в 22. К этому времени многие уже устают учиться, появляются новые интересы, меняются системы ценностей. Хочется быстрее стать «взрослым», полноправным членом общества, завести семью и т.д. Кроме того, большинство выпускников техникумов должны «отработать» три года, прежде чем у них появится право поступать в вуз.

Каково «происхождение» студентов, из каких семей они выходят?

В вузах учатся главным образом дети специалистов, то есть дети тех, кто имеет высшее или среднее специальное образование, хотя, разумеется, есть выходцы из всех социальных слоев.

Почти у всех студентов ко времени опроса были матери, но у многих не было отца. Матери студентов по уровню образования распределились так: у 39 процентов студентов они имели высшее образование, у шести — незаконченное высшее, у 26 — среднее специальное, у 19 — общее среднее, у десяти — неполное среднее. Как видим, высшее, незаконченное высшее и среднее специальное образование у семи матерей из десяти. Кроме того, немало случаев, когда у матерей среднее общее или менее высокое образование, а у отцов — высшее или среднее специальное.

Чем выше уровень образования у родителей, тем более высокое образование получают их дети. В настоящее время социальный слой специалистов в основном самовоспроизводится. Это новая для страны ситуация, поскольку в недавнем прошлом доля специалистов среди родителей студентов была невелика, ибо мало было самих специалистов соответствующего возраста. Наша интеллигенция создана почти целиком в послевоенное время, особенно в шестидесятые и последующие годы, так что доля детей интеллигенции среди всех сверстников студенческого возраста будет быстро нарастать.

Родители, как правило, хотят, чтобы уровень образования их детей был не ниже их собственного. Кроме того, дети в интеллигентных семьях имеют лучшие условия образования в школьные годы. Кроме того, многие родители-специалисты создают своим детям особо благоприятные условия поступления в вузы (спецшколы, репетиторы и т.д.).

Общество в целом заинтересовано в том, чтобы в вузы шли наиболее талантливые, способные люди. Однако в этих условиях, причем чем дальше, тем больше, способным школьникам из рабочей и крестьянской среды труднее поступить в вузы. Разного рода льготы для имеющих стаж, «целевое» направление в вузы, «рабфаки» и т.д. не меняют существенно положение. Кроме того, в последнее время определенные преимущества получила молодежь вузовских городов, «местные», поскольку во многие вузы иногородних или не берут вообще, или принимают по количеству мест в студенческих общежитиях. Создается такое положение, когда троечнику — выпускнику местной школы легче стать студентом, чем способному и знающему иногороднему. А это опять льгота детям специалистов, ибо в больших вузовских центрах доля интеллигенции резко повышена.

Среди заполнивших анкеты только 7 процентов студентов родились в селе и 4 — в поселках городского типа; больше половины студентов родились в больших городах. Чем больше населенный пункт, в котором родился человек, тем выше для него вероятность стать студентом. Это, несомненно, одна из причин очень высокого престижа больших городов в глазах населения, сильно выраженного стремления переселяться в более крупные населенные пункты, нежелания уезжать из больших городов.

Насколько осознанно и удачно выбирают нынешние студенты вузы и специальности?

В прошлых статьях мы уже говорили о неудовлетворительной постановке профессиональной ориентации в наших общеобразовательных школах. Может быть, у меньшинства, идущего в вузы, положение существенно иное? Посмотрим.

На вопрос: «Если бы у вас сейчас была возможность выбирать профессию, какую бы вы выбрали: свою нынешнюю или другую?» — ответы распределились так: выбрали бы нынешнюю 64 процента, выбрали бы другую 36. У мужчин и у женщин соотношение между довольными и недовольными профессией примерно одинаковое. Многие недовольные избранной профессией не могут назвать другую конкретную профессию, более их привлекающую.

Думаю, что эту ситуацию можно оценить только как крайне неудовлетворительную. И приобретение нелюбимой профессии, и ее смена в процессе обучения (перемена вуза или факультета или специальности без перемены места обучения, или прекращение обучения) — решения далеко не оптимальные, наносящие ущерб и самому студенту, и обществу в целом. Большая доля специалистов, получивших нелюбимые, не радующие их профессии, — одна из главных причин недостаточно высокого профессионального уровня многих специалистов, низкой производительности и плохого качества их работы. Терпеть такое положение в условиях научно-технической революции и необходимости резкого ускорения социально-экономического развития страны никак нельзя. В этом году впервые в вузах было введено так называемое профориентационное собеседование. Вероятно, оно может помочь определить пригодность человека к тому или иному делу, однако оно не может, несомненно, правильно ориентировать самого поступающего в вуз. Это задача долговременной работы, которую должны проводить специалисты профессиональной ориентации в школьные годы.

Чего хотели бы прежде всего получить студенты от своей специальности и будущей работы?

Ответы на вопрос: «Что, по вашему мнению, является самым важным, чего может достичь человек в своей профессии?» — распределились так (отметить можно было три ответа из девяти):

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Россия. Этот звук — свирель»

Страницы отечественной словесности

Наболело!

Из почты главного редактора

Анатолий Старостин

Спортивный автограф