Синий шум

Екатерина Судакова| опубликовано в номере №1308, ноябрь 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Где его жена?

– Она уже в другой земле, – ответила Танай.

Их насторожил далекий топот. Мать вынула трубку изо рта, прислушиваясь. Байзын? Танай быстро поглядела на часы. Нет, никого нет. Пусть она не выходит, не слушает: скоро он не вернется...

– У твоего мужа свои дела, – сказала мать, – не касающиеся женщин.

– Но ведь мы вместе работаем, эне! Я не хочу, чтобы мне шиповником кололи глаза.

Неужели мать не замечает, что она сохнет от усталости, как ободранное деревце?

– Стыд свой куда дену? – тоскливо произнесла она.

– Настоящий мужчина! – упрямо повторяла мать. – Сильный человек! Танай зажала глаза ладонью, чтобы мысли не разбегались.

«Так нельзя. Так больше нельзя... Лучше одна буду!»

Она даже кожей почувствовала, что больше нельзя, и все в ней пронзительно замерло от пьянящего испуга... Она осторожно попробовала вздохнуть. Мать отвела ее руки, боязливо заглядывая ей в лицо.

– Я никуда не уйду, эне! – прошептала Танай и потянулась к матери. У старухи затряслась голова, и она заплакала жалобно, как жаворонок. У Танай тоже задрожал рот и потекли слезы, горячие и легкие.

Танай боялась, что все слова разлетятся, как птицы. Но ей не надо было ничего говорить – он понял, что она ждала его.

Взявшись за руки, они шли не по земле, а только пригибали макушки трав. Знакомая тайга вставала вокруг зелеными стенками аила.

Они остановились на синем от цветов берегу ручья, и Танай первая положила ладони ему на грудь. Их глаза в ограде ресниц, не таясь, смотрели и радовались друг на друга.

Обнявшись, они стояли счастливые, как девушка и богатырь, и Танай слышала щекой стук его сердца. Прекрасные слова, которые ей шептал Карабаш, расцветали и нежились в ее душе...

Вдруг словно молния сотрясла их обоих, напомнив об отмеренном времени. Карабаш побледнел и потянулся к ее лицу. Танай, зажмурившись, в отчаянии вскинула ему навстречу осмелевшие губы...

Синие цветы печально глядели на них сверху вниз. Знали, что теперь они расстаются навеки...

Дети уже вернулись. Поля бросилась к отцу и быстро-быстро заговорила, сразу отделив его от Танай кольцом непонятных слов. Ей так и не пришлось что-нибудь еще сказать, чтобы это прозвучало только для него.

Танай суетилась, подавая чай, и почти не поднимала глаз: ей было бы страшно увидеть, что он уже встает. Соль лежала в углу, блестели льдистые глыбки. Она погладила их... Много соли.

Мальчики совсем притихли. Ырысту сидел на земле, неподвижный, как пенек. Только одна Поля прыгала по аилу, трещала, как сорока, и громко смеялась. Она обхватила Танай и терлась лбом о ее бархатный жакет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены